ДЕСЯТЬ БАКСОВ БЕСКОНЕЧНОСТИ. часть 5.

часть 1 здесь: https://maron.top/desjat-baksov-beskonechnosti/

часть 2 здесь: https://maron.top/desjat-baksov-beskonechnosti-chast-vtoraja/

часть 3 здесь: https://maron.top/desjat-baksov-beskonechnosti-chast-tretja/

часть 4 здесь: https://maron.top/desjat-baksov-beskonechnosti-chast-chetvertaja/

————————————————————————————————

ЛАМБАДА

Все же русские устроены не так, как все остальные. Какими бы не русскими они ни были.

Кстати, турки в то время различали два вида русских. Белые русские-это русские, украинцы, белорусы. И черные русские. К коим относились армяне, азербайджанцы, грузины и прочие представители не славянских народов бывшего Советского союза.

Поговорим о «белых».

Нас собирали либо в самом начале, не зная чем чреваты соединения, непроработаных и не оттестированых еще схем.

Не могли авторы человеческого механизма знать, как ЭТО заработает будучи залитым алкоголем и перегруженным эмоциями необузданными.

Либо в самом конце. Когда уже устали от точности и выверенности. Решив: «пусть хоть эти будут немного раздолбаями».

Поэтому у нас все не по резьбе, молотком и ломом. И работает десятилетиями. А если сломалось, еще молотком. Или, если уж очень хочется выпендриться, можно плоскогубцами покрутить.

Наступила осень. Ну осень и осень. В Турции-то! Но дождик стал беспокоить чаще, чем раньше.

Получив очередную порцию денег, мы с супругой решили купить ветровки.

Что такое ветровка в нашей стране? Это легкая куртка без подкладки спасающая от ветра, дождя , снега и многих других природных неприятностей. Одежда на века.

Очень их любили туристы. Те самые физики-лирики-стройотрядовцы. Все те, что с бородами и гитарами таскались по лесу и пели хором заунывные песни у костра.

Магазинчиков с товарами первой необходимости: купальниками, шортами, плавками, майками, полотенцами, панамками вокруг отеля было натыкано великое множество. В некоторых из них продавали и ветровки.

Выбирали недолго. Все было яркое, красивое, недорогое.

Ольге купили ярко-салатовую с множеством разноцветных надписей. Мне по-строже. Темно-малиновую. На которой тоже было что-то написано. Но один раз.

Выйдя из магазина обрадовались посыпавшемуся с неба дождю. Как вовремя!

Нарядились в обновки. И даже не успев дойти до дома, поняли, что нас, кажется «надули». Одежда «на века» невозмутимо пропускала воду, даже не пытаясь сопротивляться.

Изрядно намокшие, мы вошли в магазин, где только что приобрели бесполезные куртки.

Продавец удивился, но заулыбался. Видимо надеясь, что мы еще что-то захотели купить.

Говорили, как всегда, на турецко-английском.

Мы не скандалили. Пытаясь улыбаться, начали обьяснять в чем дело.

-Это что?

-?

-Это куртка.

-Да.

-Мы только что купили у вас.

-Да.

-Это ветровки?

-Да.

-Дождь пошел.

-Да. Бывает и такое.

-Но они не защищают от дождя.

-Нет.

-Что нет?

-Не защищают от дождя.

-Почему?

-???

-Это же ветровки.

-Да. От ветра. От дождя вон там.

Он показал рукой в другой угол своего магазина.

Большим идиотом я себя давно не чувствовал.

Это от ветра, это от дождя. Чего не понятно?! Что нам русским непонятно? Написано же!

Вышли из магазина, оставив продавца в недоумении.

А что мы могли сказать?

«Простите турки. Мы придурки?»

Однажды в Натурлэнде появилось много русских. Человек двадцать.

Откуда взялась эта группа? Неизвестно. Какой-то коллективный заезд по профсоюзной линии.

Мир знает насколько «наши» выделяются из общей массы на курортах. Весь спектр эмоций, накопленных месяцами трудовых будней, выплескивается здесь неудержимым вулканом, сначала веселя, а потом возмущая всех, кому довелось оказаться на уже «нашей» территории.

«Где мы, там все наше. И не мешайте нам отдыхать. Уплочено!»

Группа уставших из России, отдыхать начала, практически, с утра.

К вечеру они пришли в бар на булыжной площади, где обычно проходили шоу, толпой, похожей на цыганский табор. С песнями и плясками, Совершенно не обращая внимания на людей, сидящих вокруг, в ожидании культурной программы.

У «наших» программа началась с момента пересечения границы. И пусть кто-то попробует назвать ее некультурной!

В общем-то, ничего плохого они не делали. Пили, пели, танцевали и громко смеялись. Ни к кому не приставали. Никого не оскорбляли и не били. Не ломали мебель. Даже не танцевали на столах.

«Наши» просто отдыхали.

Но была одна небольшая проблемка.

Уже два раза объявили о начале шоу, которое, само собой, в такой обстановке не могло начаться.

Те, что приехали неправильно отдыхать и те, что должны обеспечивать неправильный отдых приехавших, терпеливо ждали момента.

Странные люди! Чего они ждали? Любому нормальному человеку ясно, что до утра веселье не закончится. А уж на курорте, не факт, что закончится к следующему вечеру.

Но зрители продолжали сидеть с напряженными улыбками и ждать.

Мы, кстати, тоже ждали. Ибо принимали в шоу непосредственное участие.

К нам прибежал менеджер с покореженным лицом.

-Что делать?

-А что?

-Надо начинать.

-Давайте мы начнем.

-Где? Как? Так нельзя!

-Почему? Пусть они гуляют. У них свой праздник. У нас свой.

-Нет. Так нельзя.

-Ок.

-Их надо как-то увести с площади.

-Ну … уводите.

-Нет. Мы не можем, не знаем… Вы же русские! Придумайте что-то!

-Что мы придумаем?

-Ну вы ведь такие же, как они.

-Не совсем.

-Вы же их понимаете. И они вас. Как-то объясните…

-Ну да. Объясни им …

-Что-то надо срочно делать!

-Ладно. Ламбаду включите.

-Что?

-Ламбаду включи!

-Зачем?

-Затем! И погромче.

Менеджер постоял несколько секунд. Потом рванул к звукарю.

Зазвучала знакомая , столь любимая пьяным народом мелодия.

«Наши» встрепенулись и начали старательно качать бедрами.

-Ну что девчонки?! Вперед.

-А куда их уводить?

-Через дорогу в дальний бар. Им уже все равно, где пить.

Наши балеринки вклинились в толпу и зацепив самых активных создали «паровозик», который с криками и взрывами гомерического смеха, дав пару кругов по площади, под аплодисменты зрителей, «уехал» в бар у бассейна.

Вот и все. Делов-то!

Мы творим чудеса при помощи молотка, лома и правильного слова.

Мы просты, как валенок, если не использовать микросхемы.

И никто , кроме нас не знает, как нами управлять.

Даже не пытайтесь.

Правильно сделанные, вымеренные, выверенные, чисто выбритые, в наглаженных шортах с пояском и кожаных босоножках!

Странные люди! Вас настолько правильно сделали, что вам никогда нас не понять.

Просто сидите, смотрите и учитесь, как надо жить «не по резьбе».

————————————————————————————————————


ПАСПОРТА ЗА ШОКОЛАДКУ

Сентябрь закончился. Вместе с ним ушла жара. Наступил, как многие говорят, бархатный сезон.

Туристов стало меньше. Пришел день, когда нам сказали, что работаем только до конца месяца.

Это означало, что мы снова окажемся в положении «неприкаянных», без жилья и работы.

Сказка заканчивалась. Впрочем, как и любая сказка.

Мы не стали сразу говорить девочкам об этом известии. Но рано или поздно придется это сделать.

Решили срочно предпринять усилия, чтобы найти точку, куда переехать. А потом уж и учениц своих расстроим. Но будет хоть какая-то ясность.

Распорядок дня нашей команды не изменился. Работа на пляже, свои занятия и репетиции, вечернее шоу. Но появилась некоторая напряженность. Девочки понимали, что мы не договариваем и скрываем важную информацию.

Конечно же, спросить нас прямо никто не решался. Но взаимоотношения в коллективе начали портиться.

Никто не ругался. Но стали больше молчать. Мы же сами их учили чувствовать. И воспринимать мир на уровне ощущений. Они оказались хорошими ученицами.

Придумки новых упражнений и «связок» ничего особенно не меняли. Во время репетиций все было, как прежде. Увлеченность танцем перевешивала сомнения и опасения. Но творческого порыва не хватало надолго.

Нам необходимо было срочно что-то предпринимать.

Что-то… Искать новое пристанище.

Звонки старым знакомым не дали результатов. За пару недель до конца месяца, все же, пришлось рассказать ученицам все, как есть.

Они не удивились. Мне, показалось, что им было это уже известно. Кто-то из менеджеров, по доброте душевной, шепнул по секрету.

Некоторые накопления у нас были. Но мы прекрасно понимали, что они улетучатся легко и быстро, как хорошая погода под порывами ветра. Вся надежность, с которой мы жили некоторое время расползалась на клочки , как мокрая бумага .

И главная забота в тот момент заключалась не в деньгах. У нас давно закончились визы. И в любой момент мы могли попасть в полицию.

Прощание с персоналом Натурлэнда было трогательным. Нас там полюбили. А мы полюбили это место.

Мы хотели выйти через главный вход. Но наши бывшие помощники сказали, что там полиция. Видимо не все прониклись к нам нежными чувствами. Кто-то сообщил в полицию, что у русских заканчивается контракт и они сегодня выходят без виз.

Нас вывели через задние ворота, которые находились в «сказочном» лесу.

Как быстро! Как жестко! Как беспощадно приходят в нашу жизнь перемены. Не дав привыкнуть к состоянию, атмосфере, воздуху, насыщенному опасностями.

Мы вышли за пределы отеля. Но ,что делать дальше не знали.

На автобусной остановке стоял наряд полиции. Вызвать такси к тому месту, где мы находились, было невозможно. Никаких ориентиров.

«Задние ворота Натурлэнда?»

Мы со всем нашим багажом ждали. Примерно, раз в пятнадцать минут выдвигались на разведку. Люди в форме, окупировав автобусную остановку, казалось, собирались там поселиться надолго.

Прошло чуть больше часа. К нашей радости, полицейские не выдержали. Видимо, решив, что мы какими-то неведомыми путями, все же ушли, загрузились в машину и уехали.

Выдохнули. Пошли к остановке. Решили на автобусе не ехать. В одну машину не поместиться. Да и соваться в город в таком составе было опасно. Слишком уж заметная группа.

Недалеко стоял то ли мини отель, то ли мотель. Сейчас не припомню. Да и не имеет это большого значения.

Мы решили оставить девочек там. Сезон закончился. Людей мало. Что полиции делать в этих местах?

Я с Ольгой на такси отправился в город. Предварительно у нас была назначена встреча в одном офисе. Там обещали постараться помочь. Постараться…

Люди оказались очень позитивными. Они искренне желали нам добра. Но ничего конкретного у них не было, кроме квартиры, в которой нам предложили пожить несколько дней, пока все не решится.

И это был большой подарок. Ибо места для ночлега не было.

Нас привезли в однокомнатную квартирку. А что нам было нужно? Душ, и спальное место.

Попросили вести себя тихо, чтобы соседи не догадались о нашем присутствии.

Передвигаясь на полу-пальцах, достали из сумок самое необходимое и расположились на большой двухспальной кровати.

Среди необходимого было несколько маленьких иконок. Мы всегда возили их с собой. Каждый брал свои самые родные. В общем получилось семь штук. Взяли маленькие молитвенники.

Что мы могли сделать в той ситуации?

Разложив иконки на одеяле, едва двигая губами, бесшумно читали молитвы. Одну за одной. Бесконечно. Читали и читали.

Спустя некоторое время усталость победила. Сон оказался сильней желания выпросить у Бога благополучия и удачи.

Утром нас разбудили шаги и голоса в коридоре. Мы совершенно очумевшие сели на кровати, не решаясь встать.

В комнату вошел парень, с которым вчера уже общались и незнакомая нам девушка.

-Не волнуйтесь. Только не волнуйтесь.

-Что случилось?

-Нам позвонили… Ваших девочек забрали в полицию.

-Кто позвонил?

-Не важно, кто позвонил. Нас нашли и сообщили, что русских девочек забрали в полицию. Они в отеле около Натурлэнда жили?

-Да.

-Что будем делать? У вас же нет визы?

-Нет.

-Очень плохо. Кто-то сообщил в полицию, что русские девушки там поселились. Полиция решила, что это проститутки и забрала их.

-Что же делать?!

-Пока не знаем. Надо туда ехать, пока их не переправили в город. У вас есть какие-то деньги?

Ольга взяла с пола сумочку, лежавшую около кровати.

-Вот. Здесь немного. Но у нас больше нет.

-Давайте. У нас нет денег. Мы поедем. Никуда не выходите. А то еще и вас заберут.

Они быстро ушли, забрав все наши сбережения.

Мы сидели на кровати, взявшись за руки.

«Как же так? Зачем мы их там оставили? Что теперь?»

Два часа. Два вечных часа. Два часа ожидания. Два часа неизвестности. Два часа абсолютной беспомощности и вины.

Дверь открылась. В квартиру вошла компания. Впереди наши девчонки. Они кинулись обниматься с Ольгой.

Плакали. Рассказывали, как ворвалась полиция. Как проводили обыск. Перетряхивали все вещи. исследовали руки, в поисках следов от уколов.

Я смотрел на эту сцену, переглядываясь с турками, ставшими вдруг героями в наших глазах.

Девушка, еще утром неизвестная нам, протянула мне сумочку с деньгами.

-Не понадобились. Мы взяли только за такси заплатить.

-Как это?

-Потом расскажу.

Голоса девочек становились громче. Эмоции, на грани истерики, выплескивались на Ольгу.

-Тише. Тише.

-Мы не можем. Вы бы видели эти рожи! Они хватали нас за руки. Они рылись в наших вещах!

-Ну слава Богу, все позади.

-Они к вам не приставали?

-Нет.

В разговор включился парень.

-Главное, чтобы никаких отметок в паспортах не поставили. Покажите паспорта.

Пауза. Тишина.

-Паспорта ваши где? Вам их отдали?

Девчонки переглянулись и заплакали.

Они так спешили вырваться из заточения, что даже не вспомнили о документах. Бедные наши балеринки!

Нужно было снова ехать. Парень сказал, что времени у него нет.

«Я поеду»,- сказал девушка.

-Только денег на такси у меня …

Я вернул ей сумочку с деньгами.

Снова ожидание. Ученицы спали на «нашей» кровати, не раздеваясь. Мы с Ольгой нежно ступая на линолеум наматывали круги по квартире.

Спустя еще пару часов, вернулась девушка, держа в руке, поднятой над головой паспорта.

-Быть не может!

-Может. Две пачки сигарет и шоколадка! И паспорта у нас.

-Я не понимаю как.

-Не надо понимать.

Просто, даже в Турции есть хорошие люди.

Все! Отдыхайте и ждите. Сегодня мы уже не придем. Надеюсь, что завтра будут хорошие новости. Главное никуда не выходите. И постарайтесь потише. Жаль кровать одна. Но как-то уж на одну ночь устройтесь.

-Спасибо тебе.

Она упорхнула счастливая. Кажется, спасительница радовалась больше нас.

-Надо же чем-то покормить детей.

-Я пойду.

-Я с тобой.

-Нет. Хватит на сегодня. Просто к мужчине вряд ли подойдут документы проверять.

Я оделся и вышел. Был уже вечер. Район тихий и мало-освещенный. Я покрутил головой. Увидев огоньки, пошел на них. Надеясь, что это магазин.

«Не понимаю. Как это?! Даже у нас такое невозможно. За пару пачек сигарет и шоколадку…»

Я не ошибся, идя на свет. Это был магазин.

«За что нам это? Зачем нам это?»

«На автомате», складывая продукты в корзинку, старался не анализировать.

Еда. Спать. А завтра будет завтра. Все завтра, завтра, завтра…

——————————————————————————————————

Где Луна?

Я после ночи, проведенной на полу, чувствовал себя разбитым. «Женская половина» проснулась с улыбкой. «Полицейский кошмар» был позади.

Мы снова вместе. Утро могло оказаться добрым и радостным, если бы не одно обстоятельство.

За завтраком Аня сказала:

«Я хочу домой».

И сказала так, что все поняли бессмысленность уговоров.

-Что-то случилось?

-Да. Я устала. Меня мама ждет. И мне учиться надо.

-Испугалась?

-Да. Я боюсь, что нас опять заберут.

-Никто вас никуда не заберет. Сейчас переедем в другой отель и все будет хорошо.

-Я хочу к маме.

-Ну к маме, так к маме.

Все молча разошлись по разным углам. И начали разбирать вещи. После полиции девчонки настойчиво хотели постираться.

Приехали наши турецкие друзья.

Мы рассказали им о новой проблеме.

-Если деньги есть , то никаких трудностей.

-У нее же нет визы. Снова попадет в полицию.

-Нет, нет! По закону, просто заплатит штраф и полетит домой.

-Вы уверены?

-Да. Она не первая. Прямо на паспортном контроле заплатит и все.

-Одной проблемой меньше. А сколько? И Сколько стоит билет?

-Щас узнаем.

Нам озвучили сумму. У нас с Ольгой денег явно не хватало. Ведь платить надо нам. Мы всех вывезли. Нам и ответ держать.

Конечно, у Ани были сбережения. Но она оказалась самой прижимистой из всей команды. И рассчитывать на нее было бессмысленно.

Света, как старшая из учениц, подошла к нам и предложила скинуться. Сказав, что это не только ее решение. Олюшка тоже готова.

-Мы же еще заработаем?

-Само собой.

Говорили мы , конечно, уверенно. Но в тот момент я пожалел, о том, что все это затеяли. Не нужно было тащить девочек. Ладно сами. Мы уже прошли Болгарию, где нам писали на сумке

«всем русским смърт».

Да и так, повидали немало в борьбе за свое творчество.

Хотя, с другой стороны, когда бы и где они увидели, испытали, исполнили то, что здесь?

Ладно. Проехали. Деньги есть. Надо купить билет и отправить Аню домой.

Программу переделаем. А в нынешней ситуации выжить вчетвером будет проще.

По окончании сезона не каждый клуб или отель готов принять пятерых артистов.

Пока мы размышляли и занимались бытом, турки узнали все, что нужно.

-Паспорт Анны дайте. Надеюсь, он на месте.

-Теперь из рук не выпускаю.

-Давайте деньги . Мы поедем за билетом.

Аня скрытно улыбнулась. Она думала, что мы будем пытаться ее оставить.

Наша спасительница оценив ситуацию, не стала вступать в разговоры.

Это были наши дела. Достаточно того, что она уже сделала. И многое еще предстояло сделать.

Уходя, турчанка шепнула мне на ухо: «Через два дня вы уезжаете в Аланию».

И махнув, как хвостом ехидной улыбкой, юркнула в приоткрытую дверь.

Я немедленно сообщил Ольге радостную новость. Она перекрестилась.

Ольга, в принципе была очень сдержанным человеком. И бурные эмоции проявляла крайне редко. А уж на людях никогда. Надо было обрадовать девчонок. Но так, чтобы Аня не знала.

Это я сейчас думаю: «А какая разница? Знала, не знала…» Но в тот момент организовался маленький заговор. В глубине души, девочки, все же, считали ее предательницей.

Хотя, ничего плохого она , в принципе , не сделала. Ну захотела домой. Тем более, что уезжали мы на четыре месяца. А времени прошло намного больше. Имела полное право уехать.

Но надо знать наших «героических» учениц.

Они не простили Ане слабости.

И скупости тоже.

Вечером настроение было у всех приподнятым. Много говорили, смеялись. Иногда даже слишком. Но тут-то, мне все было понятно. В поведении наших воспитанниц был элемент шоу.

Те, что оставались , старались показать, как все здорово здесь. А Аня выражала радость отъезда. Ведь скоро она окажется дома, у мамы под крылом. А наша эпопея еще неизвестно чем закончится.

На следующий день наши турецкие друзья приехали, чтобы проводить «отступницу» в аэропорт.

Прощание не было долгим. Никто никаких громких слов не говорил, нежностей не выказывал.

Все было буднично и сдержанно.

-Ну я поехала.

-Счастливого пути.

-Держитесь тут.

-Петербургу привет.

Закрыв за чемоданом на колесиках, который ехал позади Ани, дверь, оставшиеся сосредоточенно посмотрели друг на друга.

-Ну что? Живем дальше?

-Конечно.

-Надо срочно, хотя бы «на пальцах» , перекроить программу.

-Сделаем.

Я ушел в магазин. Надо же кормить танцовщиц. Обеспечение группы питанием я взял на себя. Покупал продукты и готовил.

Вернувшись, услышал громкие голоса и шаги. Репетиция была в разгаре.

-Вы, кажется. забыли, что мы здесь нелегально. И нас просили быть потише.

-Ой, ой. Да конечно. Смотрите, что мы придумали!

-Тиииииишеее.

-Хорошо, хорошо. Мы на пальчиках.

Они в «полноги» на маленьком пятачке показали, как можно переделать танцы, в которых принимала участие Аня.

На первый взгляд, получилось все лаконично и очень неплохо. Да и будет у нас там возможность порепетировать. Все же, не Лебединое озеро исполняем. Никто, кроме нас не знает , как надо. Можно менять что угодно.

Радостное ощущение нарастало.

Приключения продолжались.

Мы воспринимали происходящее, уже, как приключение, не зная куда едем и что будет дальше.

Но проникшись доверием к нашим турецким спасителям, верили в лучшее.

В этот раз не было никаких машин. Мы заказали такси и поехали на автовокзал. Там уже сели в автобус до Алании. Нам сказали, что он останавливается прямо напротив отеля. И нужно только перейти дорогу, а на рецепции сказать кто мы. Все уже предупреждены.

Разместились хорошо. Отель четыре звезды. Чисто и довольно комфортно. К радости наших учениц, нам разрешили питаться с гостями на шведском столе.

Это известие было замечательной «вишенкой на торте».

Было еще достаточно тепло. Вечером мы с Ольгой решили прогуляться около отеля. Надо было воздухом подышать и немного отойти душой от переживаний.

Прошедшие дни были слишком уж насыщенными.

Тихо. Людей нет. Прошлись немного.

-Слушай. А где Луна?

-В смысле?

-Я Луны не вижу.

-Ну фиг знает. Какая разница? Где-то … Может из-за отеля не видно.

Мы обошли вокруг здания.

Луны не было видно.

-Может облака?

-Так или иначе, сквозь облака должно быть видно хоть что-то. Звезды видно. Мало, но все же.

-Не знаю я. Зачем тебе Луна?

-Я хочу на нее посмотреть.

-Позови. Может выйдет.

-Я серьезно. Она же должна быть где-то на небе!

Из дверей отеля вышел охранник. То ли мы не внушали ему доверия, то ли просто вышел на воздух.

-Давай у него спросим!

Я позвал охранника. Он был грузен и высок ростом. И лишних движений делать, явно не хотел.

Я обратился к нему по-английски.

Попросил подойти к нам. Он приблизился.

-Что случилось?

-Нет, нет, ничего. Мы хотели у вас спросить, знаете ли вы, где Луна.

-Что?

-Луна где?

Он посмотрел на нас, как на идиотов. Но все же, поднял глаза к небу. Мы выдержали паузу. Он в недоумении взглянул на нас.

-Что вы спросили?

-Где луна? Мы не можем ее найти. Даже вокруг отеля обошли. Нету.

-Я не знаю.

-Хорошо. Извините.

Охранник ушел, убедившись, что реальной проблемы нет.

А мы прогулявшись еще немного, убедились, что Луны нет.

-Пойдем спать?

-Пойдем. Надеюсь, что 

Солнце завтра будет.

————————————————————————————————-

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…