ДЕСЯТЬ БАКСОВ БЕСКОНЕЧНОСТИ. часть 6

часть 1 здесь: https://maron.top/desjat-baksov-beskonechnosti/

часть 2 здесь: https://maron.top/desjat-baksov-beskonechnosti-chast-vtoraja/

часть 3 здесь: https://maron.top/desjat-baksov-beskonechnosti-chast-tretja/

часть 4 здесь: https://maron.top/desjat-baksov-beskonechnosti-chast-chetvertaja/

часть 5 здесь: https://maron.top/desjat-baksov-beskonechnosti-chast-5/

————————————————————————————————

Русско-немецкое шоу.

Одно из самых сложных испытаний-изобилие.

То, к чему стремилась наша огромная страна. К коммунизму. Это когда все есть. Сколько хочешь. Бесплатно.

Мы подверглись этой напасти в полной мере, утром днем и вечером приходя в ресторан. Какую же силу воли надо иметь советскому человеку, чтобы не заболеть от обжорства?!

Почему советскому? Не важно, что той страны уже нет. Люди-то остались. Мы все оттуда. А «шведский стол» изобретение инопланетян.

Я смотрел на немцев, которые брали по чуть-чуть. Спокойно кушали. Потом снова подходили. Снова по чуть-чуть. И немного недоев, покидали ресторан, неспешным шагом.

Мы не можем так. Вернее, можем, если заставят. Но кто же решится?

«Пошли дурака за бутылкой. Он одну и принесет».

Мы уже начали привыкать, что купить можно практически все. Но уверенности, что это навсегда, нет. Даже намека на нее нет.

Вот он сегодня в вертолете, в машине с охраной. Красавец! Шампанское, чудные девочки. Сквозь экран телевизора до нас доносится нежный, тонкий запах неведомой жизни.

А вот люди в строгих костюмах , в строительных касках на обьекте. Гипермаркет, завод, школа. И вдруг в обычных повседневных наручниках. И охрана у клетки обычная. Без единого стразика. И запах  спертый, неприятный. Такой,что телевизор выключить хочется.

Так это у тех, кто с миллиардами. А что про обычного человека говорить? Который чуть скопил за год и выехал в Турцию попробовать настоящей жизни. Он то уж точно знает, что все радости конечны.

Надо брать сейчас все, что есть.

А вдруг завтра этого не будет. А вдруг это разовая акция. А вдруг немцам можно, а нам запретят. Выносить уже запретили. Так могут есть запретить.

Бюргеры, если что, купят. А у нас не те зарплаты.

Даже мы с Ольгой, при наличии многолетней привычки себя ограничивать, давали слабину. Кушали не то, что надо. И не столько, сколько можно.

«Попрыгаем. Сгоним», – успокаивали мы себя.

Наши девочки не успокаивали себя ничем. Просто хотели, хоть немного пожить в покое и изобилии. А у нас язык не поворачивался сказать им: «Нельзя».

Натерпелись они достаточно.

Единственным способом поддержать работоспособность и внешний вид команды были занятия. Репетировать начали через день после приезда.

В этом месте от нас не ждали грандиозного шоу. И мы, вполне оправдывали свое присутствие в отеле.

Близилось католическое рождество. Немецкие туристы прибывали. Скоро весь отель заполнился ими.

Нам даже сказали, что на дни праздника придется переместиться в один номер. На несколько дней. Поскольку некуда селить приезжающих.

Потом мы узнали, что немцам в это время дешевле жить в Турецком отеле, чем дома. Поэтому они и едут на рождество и новый год сюда.

Погода стояла хорошая. Солнце. Но на пляже, конечно же все было уже убрано. Никакой активности. Только редкие парочки пожилых бюргеров прогуливались у моря. Где были все остальные, для нас оказалось секретом. Зачем приезжать на море, если не быть на море? Немцы! Что тут скажешь. У них все не так.

От отсутствия толпы отдыхающих мы не страдали.

Я и Ольга привыкли, за время прибывания на море, купаться каждый день, независимо от погоды. Кроме шторма, конечно.

Небольшая пробежка по пляжу и в воду.

Однажды, мы к своему удивлению, услышали аплодисменты. Покрутили головой. Не найдя источника, присели на песок понежиться на солнышке.

К нам подошел один из работников отеля. Радостно замахав руками, всем телом указывая в направлении, противоположном от моря. Мы в недоумении обернулись.

Такого мы не ожидали! Лоджии отеля были заполнены людьми. Они смотрели на нас и аплодировали.

Импровизированный театр поверг нас в полное недоумение.

Работник отеля, как фанат на футболе, призывал зрителей к еще большим эмоциям.

-Что происходит?

-А вы знаете, какая температура воды?

-Нет.

-!7 градусов.

-И что?.

-Все в восторге от того, что русский балет купается в такой холодной воде!

-Да нормальная вода. Что тут такого?

-Посмотрите на них! Вы сделали очень хорошее шоу!

С этого момента мы стали звездами местного значения.

С нам здоровались. Пытались заговорить. Администрация стала к нам более благосклонна. Ведь нас для того и пригласили, чтобы туристам не было скучно. А каким образом их будут развлекать, никого не волновало.

После того «шоу» каждый день немцы выходили на балкон во время нашего купания и аплодировали. Мы уже привыкли к этому и начали отвечать поклонами. Игра в «живой театр» нравилась всем, став частью культурной программы.

Через несколько дней зрители начали выходить «на сцену». Пляж постепенно заполнялся людьми. Да так, что работникам отеля пришлось расконсервировать лежаки и вытащить их на песок.

Зрителям надоело смотреть. Они захотели стать участниками спектакля. Хотя бы в массовке.

Мы своим поведением нарушили весь уклад жизни отеля в это время года.

Администрация радовалась. Работники начали смотреть на нас косо. Им лишние движения никакого удовольствия не доставляли.

Одно их успокаивало. Что вся эта суета ненадолго. После нового года уедут немцы. И нас, скорее всего, тоже здесь не будет. Кому нужны артисты, если нет зрителей?

А пока, помимо организации минимального комфорта на пляже, пришлось открыть дополнительный бар. Чтобы господам туристам не нужно было далеко ходить за напитками.

Косвенно мы стали причиной дополнительного дохода отеля. И нам это был бальзам на душу. Приятно осознавать, что ты недаром имеешь свой кусок «шведского стола».

Пляж ожил. Люди загорали, выпивали. Даже пытались организоваться для игры в волейбол. Но работники наотрез отказались натягивать сетку.

-Дайте хотя бы мяч!

Мне выдали мяч и бадминтон. Жизнь стала еще интересней.

А день спустя всех ожидал еще один сюрприз. Трое немцев вслед за нами пошли в воду! Фурор! Свист, гигиканье, браво, аплодисменты!

На следующий день купальщиков стало семеро.

А потом общее количество «моржей» дошло до пятнадцати. Такого отель еще не видел.

Мы снова были на волне. Жизнь бурлила вокруг нас.

Еще две, максимум три недели. И все опять закончится.

Насладиться тем, что есть!

Впитать счастье беззаботности и безопасности.

Так немного человеку нужно! Крыша, еда и возможность заниматься любимым делом. Но как сложно это получить. Особенно в чужой стране. Как трудно соединить пазлы и разделить на команду. Чтобы каждому досталось.

«Все будет хорошо. Все обязательно будет хорошо!», -думали мы.

И изо всех сил старались в это верить.

————————————————————————–

СНОВА ВДВОЕМ

Рождество, Новый год пролетели весело, насыщенно и быстро. Мы много танцевали. После программы развлекались с гостями. Как будто, даже подружились с некоторыми. Хотелось, чтобы все это продолжалось долго.

Но в один из дней отель вдруг опустел. Бесшумно. Так, как если бы зрители ушли со спектакля, не дождавшись финала. Тихонько на цыпочках. В темноте. Не задерживаясь в гардеробе.

Ты кланяешься, ищешь горящие глаза, ждешь аплодисментов. Но включают свет, а в зале пусто. Только уборщица веником выметает из под кресел случайно упавший у кого-то конфетный фантик.

Странно. «Новые друзья» даже не попрощались. Просто уехали.

Все, что было вчера радостной реальностью, сегодня оказалось беззвучным «как будто».

Глупо было расстраиваться. Мы же знали, что это случится.

Но обида, касаясь оголенных нервов, заставляла вздрагивать и наполняться слезами глаза, которые хотели просто смотреть на море, на солнце, на улыбающихся людей. Так ли это много?

Почему нас снова высадили на пустую пристань? Почему не нашлось для нас местечка на сияющем пароходе, идущем в неведомые нам красивые страны?

Мы же добросовестным трудом, талантом, терпением, потом и кровью заслужили! Но, продающие билеты в красивое путешествие, думали иначе.

Мы с Ольгой решили, что надо отправлять девчонок домой. Пока есть деньги. Хватит им мучиться. Сезон закончился. Праздники тоже. Чего ожидать дальше, мы не знали.

Почему сами не захотели уехать? И рады бы. Но наших заработков не хватало , чтобы оплатить штраф и балеты на четырех человек. А выживать вчетвером было бы намного сложней. Да и подвергать наших воспитанниц риску мы не хотели. В сезон, когда масса туристов, шансы, что нас выловят были небольшие. А в январе мы были как бельмо на глазу у любого полицейского.

Сообщили о своем решении девочкам. Погрустили. Но недолго.

Они мужественно переносили все происходящее. Видно было, что устали. Старались. Репетировали, исполняли. Но глаза уже не горели.

Да и за последние месяцы подкопили немного. Хоть не пустыми вернутся.

Позвонив в Анталию своим «спасителям», договорились, что приедем сначала к ним в офис. А там уж подумаем о будущем.

Первую ночь пришлось заночевать в офисе. Почти не спали. Это была последняя ночь нашей команды в Турции. На следующий день девочки улетали в Петербург. В наш родной, дорогой Петербург.

Мы с Ольгой бодрились. Тоска по дому закручивала внутри нас тайфун эмоций. Но выпускать их наружу было нельзя. Никто ничего не должен видеть. Останемся вдвоем. Вот тогда …

Мы рискнули и поехали в аэропорт все вместе.

Что будет, то будет.

Вспомнилась трогательная сцена прощания в Петербурге. Родственники наших учениц прилипнув к стеклу, махали руками, улыбались, плакали. Пытались активно двигая лицом и руками, дать последние напутствия.

Нас с Ольгой никто не провожал. Мы терпеливо наблюдая за этим действом со стороны, ждали, когда же наконец, посадка.

Как все это было давно!

Вернувшись в офис, мы узнали, что ночевать здесь больше нельзя. Рискованно. Могли забрать нас и закрыть фирму.

-А кто же узнает, что мы здесь ночуем?

-Ха! Вы даже не представляете, как это развито в Турции!

-Что?

-Соседи смотрят друг за другом. И сообщают в полицию.

-Аааа… Стукачи

-Что?

-Не важно.

Водитель, который присутствовал при разговоре, отозвал нас в сторонку. Он работал в фирме и оказался здесь не случайно.

-Вам есть где ночевать?

-Нет.

-А куда же вы пойдете?

-Не знаем.

-Что же делать?

Мы молчали. Повторять, что мы не знаем, не было никакого смысла. До вечера было еще время. Чтобы как-то решить эту проблему.

-А можно хотя бы вещи у вас оставить? Куда мы с сумками?

-Да. Но вечером нужно будет их забрать.

Водитель вызвался открыть нам дверь и отдать вещи. Оказалось, что он живет в этом доме. И ему не составит труда подойти к назначенному времени.

Вышли на улицу. Куда идти мы не знали. Можно было бы найти дешевую гостиницу. Но денег «в обрез». А главное :визы. Вернее , их отсутствие. Повяжут.

Бывают моменты осознания, что ничего теперь от тебя не зависит. И тогда надо делать то, что больше всего хочется. А хотелось нам на море. В Анталии почти все побережье огорожено заборами. И выход к морю только для проживающих в отелях. Но мы уже знали лазейки.

Сидели на камнях. Молчали. Наши отношения много раз уже были проверены молчанием. Наверное, самая крепкая семья та, которая может по-долгу молчать. К чему слова? Если и так все ясно.

Сначала чувство. А потом уж все стальное. «Вы готовы? Вы хотите? Вы берете и обещаете? Да беру и обещаю.» И живут годами, десятилетиями вместе, не потому что один пообещал, а другой поверил. Любят.

Море было относительно спокойным. Так хотелось взявшись за руки просто войти в него. И не останавливаться. Пусть все останется позади. Пусть все забудут о нас. Нам хорошо вместе. И ничего больше не нужно.

Сколько прошло времени? Сложно сказать.

-Что будем делать?

-Не знаю.

-Но что-то же нужно делать. Не сидеть же здесь до утра.

-Пока ничего не надо делать.

Интуиция Ольги включалась в критические моменты жизни. Она не объясняла, не спорила. И я ее слушал. Несмотря на мое вечное желание настаивать на своем. Я чувствовал, что именно сейчас она права.

Посидев еще немного, мы пошли ближе к офису. Было еще рано, но нужно двигаться. Сидение на берегу начало тяготить.

Пришли раньше почти на час. Позвонили. Открыл водитель. Он, как чувствовал, что мы появимся.

Мы взяли вещи.

-Куда вы пойдете?

-Не знаем.

-Так нельзя.

-А как можно?

-Пойдемте ко мне.

-Куда?

-Ко мне домой. У меня семья. Трое детей и жена. Места мало. Но как-то разместимся.

-Только придется через крышу.

-Как ?

-Кто-то увидит, что у меня живут русские. И сообщат в полицию. А через крышу если пройти, никто не увидит.

-Как мы с сумками по крыше ходить будем?

-Не волнуйтесь. Там ровно. И совсем недалеко.

Мы взяли свой багаж и пошли вверх по лестнице. Выход на крышу был открыт.

Вообще-то я боюсь высоты. С Ольгой та же история. Но проводник не соврал. Крыша была ровной. И шагать пришлось метров двадцать. Без особого риска мы прошли пролет и нырнули в проем, который вел нас к чужому дому.

Нас встретили радостно. Судя по реакции семьи, все уже были предупреждены о нашем приходе.

Мы растерялись. Что говорить? Куда идти?Квартирка была двухкомнатная. Никакой особенной обстановки нет. Небольшой диванчик. Стулья, табуреты. Мы, кажется , даже стола не увидели.

Поставили сумки в угол.

«Давайте кушать»,- сказала женщина.

На полу расправили какую-то подстилку. Вокруг нее разложили подушечки. Хозяин дома пригласил нас присесть.

Я, улыбаясь, неловко пытался устроить свое большое туловище на полу. У Ольгу это получилось быстро и красиво. Она с сожалением посмотрела на меня, зная о моих проблемах со связками. Я давно уже не мог сидеть «по-турецки».

Дети бегали вокруг нас. Для них это было большое событие.

Русские артисты балета у них дома!

Еда была простой. Сейчас даже не помню, чем угощали. Точно помню лепешки и множество извинений хозяев, что всего не так много.

Скромно «поклевали», глядя на детей уплетающих за обе щеки. После ужина женщина все быстро убрала. И мы оказались, сидящими посреди комнаты на полу.

Говорить особо было не о чем. Вернее, мы попробовали. Но водитель плохо говорил по-английски. А мы плохо по-турецки.

Хором извиняясь, нам положили на пол небольшой матрац на пол в комнате, где обычно спали дети. Ну что ж, с детьми , так с детьми.

Пара подушек и тоненькое одеялко дополнили наше ложе.

Дети в другом конце комнаты выглядывали из под одеяла, смотрели на нас и тихонько хихикали.

Мы тоже улеглись. Сначала просто лежали смотря вверх. Через некоторое время дети затихли. Мы обнялись. Всегда засыпали обнявшись.

Что-то ждет нас завтра…

К черту мысли.

Главное, что мы вместе.

————————————————————————————————————————-

НОГАМИ НА ЗЕМЛЕ.

Проснулись очень рано от брякания посуды и топота бегающих детей. Тело ломило. Состояние разбитое. Кое-как сгреб себя с нашего лежбища и не без труда поставил туловище на ноги.

Начался новый день. Новый этап наших приключений.

Теперь нужно было собраться. И безо всяких интуиций, соплей, мечтаний принимать конкретные решения.

Какие бы испытания нам не подкидывала жизнь в Турции, мы упорно оставались парящими над суетой душами. Как бы не давили нас к земле, мы выскальзывали и рвались вверх. Пришло время встать на ноги.

В дневное время мы могли вполне легально находиться в офисе. Нам любезно позволили обосноваться там для решения своих проблем. Бесплатный телефон и кофе были огромными бонусами.

Ольга всегда аккуратно хранила все бумажки, визитки, номера, адреса. Что частенько нас выручало и раньше. А теперь это ее качество стало просто спасением. С русско-говорящими общалась она. Со всеми остальными я.

Несколько часов упорного, отчаянного биения в кирпичную стену дало свои результаты. Мы нашли Бесплатную квартиру.

Кто там рулит этим миром?! Но он, явно, не хотел заканчивать нашу историю. По каким-то причинам мы были ему интересны.

Спасибо тебе, рулильщик! Значит еще поплящем.

Обитатели офиса тоже порадовались за нас. Хотя, эмоции были уже не те. Наверное они порядком устали от проблем, с нами связанных. И были рады избавиться от дополнительных забот.

Нам даже выделили машину, чтоб добраться до нашей новой «базы».

Мы были от души благодарны этим людям. Но оставили сантименты до лучших времен, искренне надеясь, когда нибудь их отблагодарить.

Разместившись в маленькой однокомнатной квартире в неизвестном районе, решили для начала просто отдохнуть и выработать план действий.

Я вышел на улицу осмотреться. Нашел пару магазинов и автобусную остановку. Долго на такси передвигаться мы не могли. Заработка не было. А небольшие накопления улетучивались быстрей, чем мы ожидали.

Следующий день решено было посвятить поиску координат отелей и клубов, где теоретически, возможно было найти работу с проживанием. Теперь нас было двое. И наши шансы где-то пристроиться, чтоб заработать на возвращение домой, хоть минимальные, но были.

Оказалось, что в квартире есть телефон. Мы обнаружили его совершенно случайно. Он был спрятан под кроватью. Добрые люди, предоставившие нам бесплатное жилье, оказались еще и предусмотрительными. Все платное. Отключить воду они не решились, но телефон от греха спрятали.

Как сказано в известной книге Бориса Полевого:

«-ты же советский человек!»

Я несколько раз вслух подтвердил это высказывание и быстро найдя место для подключения, решительным движением воткнул туда телефонную вилку. Загудело.

Живем!

Справочника не нашли. Наличие оного было бы роскошью. Которую ожидать, с нашей стороны, было бы наглостью.

Снова в ход пошли записки, визитки. Но набрав некоторое количество телефонов отелей, мы поняли, что по телефону договориться ни о чем не удастся.

Во-первых, из-за языковых проблем. Во-вторых, необходимо разговаривать с теми, кто принимает решения. А по дежурным телефонам отвечают, наверняка пешки. И вряд ли они позовут к трубке генерального менеджера по просьбе неизвестно кого.

Несколько дней мы потратили на поездки по адресам. Безуспешно. Мы никому не были нужны. Сезон окончен. Туристов нет. Везде сократили количество персонала. И брать русских, тем более без виз, никто не собирался.

Кто-то посоветовал обратиться к почетному консулу. Кто такой этот почетный консул, мы не знали. Но надо было попробовать. Деньги заканчивались. Положение отчаянное.

Мы никак не ожидали, что этим самым консулом окажется турок.

Встретил он нас приветливо. Спросил, чем может помочь.

После рассказа о наших мытарствах, очень вежливо, с улыбкой сообщил, что ничего не в состоянии сделать.

-Я же почетный консул. И не имею никаких полномочий. Вам нужно к вашему консулу в Анкаре обращаться.

-Вы понимаете, что у нас нет такой возможности?

-Но я не могу вам помочь. Хотите кофе?

-Ну да … кофе конечно решит наши проблемы.

-Увы.

-Так вы тогда зачем здесь?

-Извините. У меня мало времени.

На улице пахло едой.

-Пойдем что-то съедим.

-А деньги?

-Ну что деньги?! Чуть больше, чуть меньше. Проблемы это не решит. Не голодать же теперь. Может мысли в голову умные придут.

В кафе мы разговорились с одним из посетителей. Кажется ему очень хотелось показать окружающим, что он хорошо говорит по-русски.

Он поинтересовался, что мы делаем здесь в это время года. Турок был очень назойлив. Ему, определенно, казалось, что нам приятно с ним общаться. В чужой стране на родном языке!

И послать его было нельзя. Не то, что скандал, но , даже небольшой конфликт нам был противопоказан в нашем нелегальном положении.

Пришлось, не углубляясь в подробности, поведать ему историю о том, кто мы, как и почему так.

Он аж подпрыгнул на стуле, поняв, что участвует в чем то таинственном. И никто из посетителей кафе, кроме него, ничего не понимает.

Затеплилась надежда.

Может не просто так он нам встретился? Вдруг чем-то сможет помочь.

Наш новый знакомый рассказал, что недавно то ли видел, то ли слышал, то ли прочитал сюжет про американского летчика, который в Турции попросил политического убежища у Британии.

Увидев, что мы смотрим на него, как на психа, он долго говорил, как и почему тот оказался в Турции и почему сдался англичанам.

-И что? Зачем вы нам это рассказали?

-Может и вам …

-Что нам? Сдаться англичанам?

-Да кому хотите.

-Мы не летчики. Мы артисты балета. И не нужны ни англичанам, ни американцам, ни туркам. Да и своим , кажется, тоже не особо.

-Ну я просто рассказал. Вдруг вам поможет.

-Спасибо.

Домой шли пешком. Деньги экономили. Чтобы не распознали в нас русских, говорили мало и тихо.

-Слушай. Может правда сдаться кому-нибудь?

-Кому?

-Не может же быть чтобы мы были НИКОМУ не нужны.

-Может. Сдаться … Кому? Бред, бред, бред … Завтра в Атталию поедем. Вдруг там …

Встали рано. Дорога была неблизкой. Да и не знали мы точно, сколько ехать. И доходит ли автобус до нужного нам места.

Наши худшие ожидания оправдались. От автобусной остановки до отеля топать пришлось прилично. Место не из дещевых. Никак не рассчитано на пешеходов. Подъезд только на машине.

Забор. Ворота. Калитка. Звонок.

-Вы кто?

-Артисты .

-Откуда?

-Из России.

-Москва?

-Нет. Петербург.

-Подождите.

Ждали минут двадцать. В надежде, что если сразу не отказали, то есть шанс.

«Господи! Помоги нам пожалуйста. Ну помоги нам Господи!»-тихонько говорила Ольга. Я курил.

Калитка открылась. Нас пригласили внутрь.

-Сколько вас?

-Двое.

-Вы танцуете?

-Артисты балета.

-Нам балет не нужен. Нам нужны люди в анимационную команду. Вы знаете, что это?

-Да. В Натурлэнде работали.

-Знаю это место. Но есть одна проблема. У вас нет визы.

-Да. Вернее нет.

-Вы не сможете жить на территории клуба. У нас бывают проверки. И если вас застанут, то отель могут закрыть.

-Как же быть? Вы нас не возьмете?

-У нас есть общежитие для персонала за пределами клуба. Туда никто не придет. Целый день будете находиться в клубе, а ночевать в общежитии.

-Хорошо.

-Питаться тоже будете в клубе.

-А как же мы …

-Рано утром автобус привозит персонал. Но рано. Если хотите, можете с ними приезжать. Или позже. Но сами пешком.

-Хорошо.

-Вы согласны?

-Да.

-Где ваши вещи?

-В Анталии.

-Поезжайте за вещами. Завтра на рецепции вас познакомят с шефом анимационной команды. Постарайтесь не попасться в руки полиции.

Двинулись в обратный путь.

Мы были почти спасены.

Но несмотря на неожиданный положительный исход, радости не испытали. Нутро выедало ощущение, что все дальше и дальше залезаем в какую-то пещеру. Проход сужается. Но отступать было некуда.

Ольга перекрестилась. «Спасибо тебе. Спасибо …»

Вышли на трассу. К нам приближалась полицейская машина. Поравнявшись с нами, чуть притормозила. Мы шли вдоль дороги, крепко держась за руки. Включив мигалку, машина резко набрала скорость и умчалась. Не отпуская руку жены, другой я достал сигарету и закурил. Шли молча. Осталось -то всего ничего. Туда и обратно. Туда и обратно.

Говорят, когда идешь над пропастью, главное- не смотреть вниз.

Мы оба боялись высоты.

Но нам обязательно нужно было пройти туда и обратно.

продолжение следует…