ДЕСЯТЬ БАКСОВ БЕСКОНЕЧНОСТИ. часть 4.

часть 1 здесь: https://maron.top/desjat-baksov-beskonechnosti/

часть 2 здесь: https://maron.top/desjat-baksov-beskonechnosti-chast-vtoraja/

часть 3 здесь: https://maron.top/desjat-baksov-beskonechnosti-chast-tretja/

————————————————————————————————————————————-

БОСИКОМ В НАТУР ЛЭНД.

Костюмы собрали заранее. Ольга не любила суеты в последний момент.

Утром «разогрелись». Машины пришли в назначенное время. Я позвал девчонок на выход с вещами.

Все были возбуждены. Нервы. Сознание того, что от этого выступления зависит наше ближайшее будущее, будоражило.

Погрузились. Ехали молча. Недолгая красивая дорога вдоль моря немного успокоила и помогла сосредоточиться.

Ресторан, куда мы приехали, был небольшим. Кроны деревьев, практически, полностью защищали от солнца площадку с накрытыми столами, где нам и предстояло работать.

Гостей еще не было видно. Нас встретил администратор. Проводил в комнату, где можно было переодеться.

Каждый определил себе уголок поудобней. Привычными движениями раскладывали костюмы. Все должно быть под рукой. Разложено и развешено так, чтобы, максимум за три минуты, успеть переодеться и подправить грим для следующего выхода.

При подготовке программы, было потрачено немало времени на тренировку переодевания. Разделись, оделись… По секундомеру. Должны успевать. Никаких специальных помощников, конечно же, не было. И плана «Б», тоже. Не успеешь-провал в программе.

Я старался шутить, немного разряжая обстановку.

Но выложив все из сумки, понял, что шутки кончились.

-Оль! А где мои балетки?

-Что значит: «Где?»

-Ты их брала?

-Нет. Посмотри у себя хорошенько.

-Да посмотрел уж. Хорошо, хорошенько …

-Я же тебе их рядом с сумкой положила. Забыл?

-Кажется, придется вспомнить былые времена.

Была у меня блажь. Я почти два года принципиально танцевал босиком. Жажда натурализма, граничащая с идиотизмом.

Выходить на сцену с профессиональным покрытием удавалось не часто. А танцы у нас были с большим количеством вращений, прыжков, падений на колени и других элементов, которые на плохих полах убивали ноги нещадно. Иногда после выступлений, они выглядели так, как будто я играл в футбол камнями или дрался ими с бамбуковыми зарослями.

Подошвы постепенно дошли до состояния обуви. Я совершенно спокойно мог вращаться, практически, на любой поверхности. Но «подъем» и пальцы выглядели плачевно. Синяки, ссадины, кровоподтеки.

Я сделал кожаные накладки. Они не очень спасали. Но, хотя бы визуально, помогали избавить зрителя от впечатления, что я вышел на сцену из комнаты пыток.

Если спросить меня сейчас:

«Зачем я уродовал себя сознательно?»,

вряд ли дам точный ответ. Видимо мало мне было выворачиваться наизнанку эмоционально. Что-то хотел сам себе доказать. Хочу, могу, готов на все. На что? Да я умереть готов был на сцене! И, возможно, подсознательно, именно этого и хотел. Это был не способ самоубийства. И, уж точно, не получение удовольствия от причиняемой самому себе боли.

Счастливые моменты абсолютной высказанности. Ощущение кайфа от того, что я такой. Что «на всю катушку», изо всех сил, без остатка. А дальше будь, что будет.

В последствии по-угомонился. Перестал бросаться на сцену, как под танк.

Есть разные подходы к творчеству. Выражать свои чувства для того, чтобы их выразить. Или заставлять зрителя чувствовать.

Наверное, тот, кто может соединить два в одном, и есть гений.

Я, однозначно, не был гением танца. И, когда получалось, хотя бы одно, ощущение счастья ложилось красивой страницей в доказательную базу не бессмысленности жизни.

Но в этот раз я не думал ни о каких чувствах. Нужно было качественно сделать свою работу, чтобы получить жилье, еду и деньги. И обеспечить всем этим наш коллектив. Хотя бы, на пару месяцев.

-Давай попросим, чтобы тебя отвезли в отель за балетками.

-Нет. Нельзя. Какие мы профессионалы, если не взяли на работу самое главное?

-А как же тогда?

-Пусть считают, что так и задумано. Камень, вроде, шлифованный. И не такое видали. Как ты-то на пальцах на камне?

-Нормально. И не такое видали.

Ольга улыбнулась.

Улыбка эта не была бравадой. Действительно, где только не приходилось танцевать! Не от хорошей жизни, конечно, мы соглашались на заведомо «убийственные» предложения. Однажды в день города пришлось танцевать в парке Победы. Прямо на аллее. Сразу после выступления обувь выбросили в мусорное ведро. Она стала непригодной. Но мы сделали все, что смогли. И у нас получилось.

Что было главным? Деньги или возможность выйти на публику?

У нас был принцип: «Делаем то, что делаем. Заплатят-хорошо. Нет так нет. Танцуем не ради денег.»

Мало кому понятная философия. Особенно сейчас, когда каждое движение, каждая минута должны быть оплачены. Но танец не был для нас работой. И требовать денег за то, что нам давали возможность жить, в большинстве случаев, мы не решались.

В комнату, где мы разместились, зашел администратор. И сообщил, что гости собрались. Через полчаса начинаем.

Мы немного удивились, что ни Мурат, ни его друг не зашли. Не поздоровались. Не поговорили.

Потом я понял, что они не хотели афишировать товарищеских отношений с нами. Не по рангу.

В Турции статус имеет большое значение.

Вышли. Музыка. Работаем. На свежем воздухе танцевать одно удовольствие. Легкий ветер с моря помогал. Камни под ногами были гладкими. Все получалось , даже лучше, чем ожидали. Девчонки собрались и «отплясали» свое, как надо. От нас не требовали работать полную программу. Всего несколько танцев. Чтобы и гостей развлечь и себя показать. Мы остались собой довольны. А что скажут, сидящие за столом?

Ждать пришлось долго. Больше полутора часов сидели в том же помещении в обнимку с костюмами.

Девчонки наши «скисли». По обрывкам негромких реплик, я понял, что они недовольны. Как же так? Маринуют нас тут, как бродяг. Неуважение.

Мало они еще видели.

Мы с Ольгой относились к таким моментам спокойно. Как к естественным, временным трудностям. Прошли мы уже и дипломатические приемы и ночевки на вокзалах и танцы между тазиков на сцене с протекающей крышей.

Один урок очень запомнился.

Довелось нам как-то поработать в отеле Sheraton в Софии (столица Болгарии).

Не кривя душой, скажу, что для нас это было событие с большой буквы.

С костюмами наперевес мы счастливые подошли к красивому, светящемуся зданию. Мы никогда не бывали в таких местах. Остановились немного поодаль, полюбоваться. Шикарные машины. Дорого одетые люди. Американское кино!

Сильно нас поразил швейцар во фраке и огромном цилиндром на голове в цветах американского флага.

Он встречал гостей, выходящих из автомобилей, провожая их до дверей. Там работали уже другие службы. Улыбка не сходила с его лица. Кажется, она была , даже шире цилиндра на его голове.

Переглянулись. Видок у нас был, конечно, тот еще. По сравнению со швейцаром, больше, чем на дворников мы не тянули.

Постояли еще минут пять.

-Что делать будем?

-А что делать? Вариантов нет. Надо идти.

Швейцар остановил нс еще на подходе.

-Вы куда?

-В отель.

-По приглашению?

-Да.

Человек с Америкой на голове молча стоял у нас на пути, будучи на тысячу процентов уверенным, что никакого приглашения у этой парочки быть не может.

«Что ж ты, сволочь, улыбаться перестал?»-подумал я.

-Мы артисты.

-Какие?

-Русские. Выступать здесь сегодня будем.

-Через заднюю дверь.

Теперь он широко, ехидно улыбнулся. Ему, явно, доставило большое удовольствие послать нас на задний двор.

Так что, ожидание «турецкого приговора» мы восприняли спокойно. Тем более, что нам принесли немного фруктов и воду. Это успокоило даже наших воспитанниц.

Вошел «гонщик»-друг Мурата. Он улыбаясь спросил, хотим ли мы поехать в Натур лэнд.

Напряжение повисло на уровне глаз. Неужели не понравилось и нас в утешение приглашают в какой-то парк.

А что мы могли подумать? Дисней лэнд, Натур лэнд.

«Гонщик» еще шире заулыбался.

-Это отель так называется.

-Нас берут?!

-Да. Если хотите, конечно. Место специфическое. Но вы понравились. И хозяин предлагает вам у него поработать до конца сезона.

-До конца сезона?!

-Да. И скорее всего про вас напишут в газете.

-Ураааааа!

Я выдохнул. Ученицы прыгали, хлопая в ладоши.

Только теперь я увидел, насколько они переживали. Но не показывали вида. Наконец, эмоции вырвались наружу. Какие же они у нас умнички! Столько держались!

Натур лэнд так Натур лэнд.

Подробности меня не интересовали.

Жилье, питание, оплата. Это нам гарантировали. А главное то, что там хотели видеть нас с нашей программой.

Мы поблагодарили всех богов и поехали собирать вещи.