ДЕСЯТЬ БАКСОВ БЕСКОНЕЧНОСТИ (часть вторая)

часть первая здесь: https://maron.top/desjat-baksov-beskonechnosti/

————————————————————————————————————————————————————

Блинчики.

Отель «Бремен» был очень небольшим. Я бы назвал это мотелем. Не только из-за размеров. «Чистенько, но бедненько»-как говорится. Стоял он в тридцати метрах от дороги. Хозяин, с виду, приличный человек. Вполне соответствовал своим владениям. Опрятно одетый. Но без лоска.

Имени не помню. Назову его условно «владелец».

Разместились в комнатах.

Спустились в холл. Чай, кофе. Нас, как всегда больше всего интересовало, где работать. Что за пространство? Какой пол? Где переодеться?

«Владелец» не спешил обсуждать рабочие вопросы. Не смотря на то, что мы приехали из очень статусного места, и по рекомендации, он учинил нам допрос.

Кто? Откуда? Сколько времени уже в Турции? Где работали? И прочее, прочее, прочее. Мы отвечали быстро, коротко, немного сбивчиво.

Владелец какого-то придорожного шалмана изображает из себя контрразведчика!

Но вариантов не было. Пришлось терпеть. Хотелось скорей все это пережить и, наконец-то увидеть свое «рабочее место». Но нам предложили оставить все разговоры о делах до завтра. И пригласили покушать.

-А мы здесь покушать не можем?

-Сегодня нет.

-Именно сегодня? А что за день?

-Сегодня людей нет и я всех отпустил. Я приглашаю вас в другое место.

Мы согласились.

Главное соблюдать основное правило:

«Не разделяться. Быть всегда вместе».

Ответственность за девчонок лежала на нас. А за недолгое время прибывания в Турции, мы уяснили, что людей, которых нужно опасаться намного больше готовых бескорыстно помогать.

Приехали в «шалман», еще более скромный, чем «Бремен». Но судя по самодовольной походке и гордому блеску глаз «владельца», это было самое лучшее заведение в округе. За исключением, конечно, его собственного.

Встретили нас с почтением, поклонами,улыбками и шарканьем ног.

Тарелки с едой быстро заполнили поверхность стола.

У вас, наверное, возник вопрос: «А как мы общались? На каком языке?» На русско-английском. Он был очень горд, произнося длинные фразы. А мы рады, что не надо напрягать мозг, пытаясь понять, что от нас хотят. Или нам.

После нескольких поднятий бокалов (Девчонки пили сок. Алкоголь употреблял только я) «владелец» хитро и победоносно улыбнулся. Хлопнул пару раз в ладоши.

Из темноты в зал вплыла девушка в национальном костюме.

Я матюгнулся про себя. Опять ориенталь!

На все эти дергания животом под турецкие ритмы у меня уже началась аллергия. Во-первых, в любом деле исполнителей высокого уровня мало. К тому же воспоминания советских времен усиливали мое неприятие увиденного.

Когда у нас одно за другим начали появляться варьете, в каждом ресторане была девушка, исполняющая два номера. Стриптиз и восточный танец.

Почему именно такое сочетание? Потому, что для снимания лифчика не нужно было обладать танцевальной подготовкой. А для восточного танца достаточно было иметь «богатый» костюм. Повиляла бедрами, покрутила руками, получила денег между сисек и вот оно счастье.

Это меня сильно раздражало и оскорбляло. Мы относились к танцу, не важно какому, с почтением. Хороший танец-это, в первую очередь, не труд портнихи. А кропотливая отработка каждого жеста, шага. Иногда на уровне издевательства над своим телом.

Мне казалось, что «виляние» это только наша тема. Но увы. Тут та же история. С той, только разницей, что в Турции это делали не только на танцполе, а везде.

Я потом размышлял об этом. Оказалось все примитивно просто. Танец, как искусство и танец, как способ заработать, абсолютно разные понятия.

Для женщины зарабатывающей, главное определить зрителя с деньгами. А насколько технично она будет вилять бедрами неважно.

Сделай это ДЛЯ НЕГО.

А не так ли в жизни? Стоп игра! Не буду углубляться, дабы не портить историю цинизмом и эстетическим брюзжанием.

Танцовщица трясла телесами достаточно долго, подходя ко мне , как к гостю, стараясь сделать вид, что меня ублажает, в ожидании заслуженного заработка. Не на того напала! Даже если бы она облизала меня с ног до головы, дать мне было нечего, кроме большой души. Которая ей, абсолютно точно, была «до лампочки».

Но сломать ситуацию было необходимо. Будь я трезв, возможно сдержался бы.

Но алкоголь в моем организме уже присутствовал. И не сто грамм.

Я поднялся, вышел на середину танцпола. И исполнил «блинчики». Это вращение на полной ступне, когда одна нога вытянута в сторону.

Зачем я это сделал? Ну что то же нужно было сделать! А «блинчики» были самым эффектным и безопасным элементом, который я мог исполнить в том состоянии.

Наши девчонки знали, что и как я могу. На них мой выход не произвел никакого впечатления. «Владелец», в принципе не понял, что это было. А танцовщица ушла, посчитав мой выступление оскорблением. Праздник кончился.

Вскоре мы вернулись в «Бремен».

Дальше события развивались очень быстро.

Мы с Ольгой поднялись в номер по какой-то надобности, оставив девочек на первом этаже в холле. Забыв о правиле: «не разделяться».

Воспользовавшись нашим отсутствием, «владелец» выбрал объектом для атаки своих гармонов старшую из наших учениц. И получил по роже массажной щеткой.

Прощай «Бремен»! На завтра мы были уже в Анталии.

——————————————————————————————————

ДРУГОЙ БЕРЕГ МОРЯ.

Еще в Болгарии я понял, что надеяться ни на кого, кроме себя нельзя.

Турция с первого же дня накидывала доказательства, как пропуска на штык матроса, стоявшего на ступенях Смольного в старом фильме про революцию.

Я, не задумываясь, собирал информацию и контакты людей, соприкасавшихся с нами. Зная, что рано или поздно придется обратится.

Вернувшись в Анталию, я позвонил одной украинке. Она удачно раскрутив какого-то наивного турка, стала владелицей туристического агенства.

Слышал я истории, как коварные турки берут «в плен» несчастных, невинных русских девушек, заставляя их работать проститутками. Они-то едут в удивительный мир, чтобы стать звездами балета или модельного бизнеса. И тут такая неприятность.

С украинками эти номера не проходят.

Под их чарами турки превращаются в наивных мальчиков.

Крашеные в блондинок «хохлухи» лузгают самовлюбленных богатеньких пупсов, как семечки. Сплевывая в дорожную пыль шелуху, не оборачиваясь на отчаянные крики и слезливые взгляды обманутых избранников.

Поскольку рабочей визы нам не оформили, необходимо было срочно пересечь границу, чтобы вернувшись иметь право еще месяц находится на территории страны, не опасаясь штрафов и проблем с полицией.

Та самая владелица туристического агенства нам и помогла. Не бесплатно, конечно. Но мы были ей благодарны. Четко, быстро. Турция-Греция-Турция. Самым дешевым и приемлемым для нас вариантом было посещение острова Родос.

На машине нас довезли до Фетии. Там надо было погрузится на «ракету». Такие у нас «летали» в Кронштадт.

Проходя паспортный контроль, немного растерялись. У нас ничего не проверяли. Сделав авторучкой какую-то запись в паспорте, пригласили на борт катера на подводных крыльях. «И все?!»-подумали мы. Даже печать не поставили.

В последствии это событие вспомнится нам. И будет не до смеха.

А пока мы были рады и беззаботны. Все шло, как по написанному.

Хоть и вынужденно, мы могли посетить Грецию. Да еще такое место!

ДЕСЯТЬ БАКСОВ БЕСКОНЕЧНОСТИ (часть вторая)

Последнее пристанище крестоносцев. Крепость, которую выстроили на острове рыцари-госпитальеры, стала резиденцией Великого магистра после утраты Святой земли. Больше двух веков она оборонялась от нашествия мусульман. Родос пал через семьдесят лет после Константинополя.

Именно туда мы должны были прибыть на катере с романтичным названием «DOLPHIN».

Как бы я не пытался представить себя на старинном паруснике, пересекающем Средиземное море в поисках заветного острова, мне это не удавалось. Разношерстная толпа в шортах, панамках, майках и шлепанцах, говорящая, в основном по-немецки и по-русски, моментально разрушала картины, создаваемые моим воображением.

Я быстро оставил попытки оказаться в прошлом, наслаждаясь хорошей погодой, красотой морской волны и очень добрым солнышком.

Часа через полтора мы долетели до точки назначения.

ДЕСЯТЬ БАКСОВ БЕСКОНЕЧНОСТИ (часть вторая)

Сойдя на берег, все двинулись к парковке, где стояли автобусы.

Мы, очарованные уже тем, что ступили на землю, по которой ходили крестоносцы, выпучив глаза следовали за косяком пассажиров катера.

-Вы за шубами или за кожей?

-Что?

К нам настойчиво, и судя по повышенному тону, уже не в первый раз обращалась какая-то женщина.

-Если за шубами, то в этот автобус. Если за кожей, то вооооон в тот.

-Какими шубами?

-Вы что покупать будете?

-Не знаем.

-Вы зачем приехали-то?!

-Посмотреть.

-Что посмотреть? Если шубы, то …

-Нет. Спасибо.

-Что спасибо?

-Мы никуда не поедем.

-Как знаете.

Она сказала в какое время отходит катер. Предупредила, чтобы не опаздывали. Ждать никто не будет. Если не успеем, то останемся на этом берегу.

С какой радостью мы остались бы на этом берегу!

ДЕСЯТЬ БАКСОВ БЕСКОНЕЧНОСТИ (часть вторая)

Косяк рассортировался по автобусам. Мы и еще несколько человек после отъезда «закупщиков» остались предоставленными самим себе.

-Сначала на море или в город?

-Конечно в город! На море всегда успеем. А это, когда еще увидим..?

ДЕСЯТЬ БАКСОВ БЕСКОНЕЧНОСТИ (часть вторая)

До ворот путь был не долгим. В город входили аккуратно ступая, боясь оставить свои следы на древней мостовой.

Оказавшись внутри городских стен, замедлили шаг, стараясь не пропустить ничего. Ни сантиметра камней, ни грамма воздуха, который, казалось, был насыщен лязганьем доспехов, топотом копыт, сдержанными возгласами сильных людей.

ДЕСЯТЬ БАКСОВ БЕСКОНЕЧНОСТИ (часть вторая)

Я впервые оказался в пространстве живой древности. Эрмитаж и другие музеи, в которых можно увидеть очень много, всего лишь склады для хранения истории. Но здесь! Вот госпиталь, сохранившийся с тех времен. Храм святого Пантелеймона.

Идем по улице рыцарей Иоаннитов. Понятия не имею, почему Иоанниты. Мне достаточно и просто рыцарей.

Мальчишеские воспоминания о том, как делали из картона «ведерки» с прорезями для глаз на манер шлемов крестоносцев. Иногда они даже спасали от случайных ударов деревянным мечом.

Для меня до сих пор большой вопрос: Почему мы не хотели быть русскими? Почему не делали себе «шапочки-луковки»?

Мы однозначно были патриотами. И в кино с восторгом принимали победы наших. Но атрибутика, таинственность, ритуальность крестоносцев завораживала и нравилась больше.

Вспоминая фильм «Александр Невский», выбирали, кто из немецких захватчиков будет самым плохим. Бились хорошие крестоносцы против плохих. А побеждали в итоге, конечно наши. В конце появлялся виртуальный Александр. И мы бежали, теряя картонные шлемы, не останавливаясь залетая по высоким деревянным ступеням в столовую. Где нас ждал полдник.

Сколько бы я ни готовил, у меня ни разу не получился такой высоких омлет, как тот, детсадовский.

Идем вверх по улице.

ДЕСЯТЬ БАКСОВ БЕСКОНЕЧНОСТИ (часть вторая)

Дома стоят плотно друг к другу. Впечатление создавалось, что их строили, как единое, бесконечное здание. В отличии от современных городов, там не нет витрин, разноцветных вывесок, стеклянных дверей. Сплошная стена, на которой гордыми, мощными контурами выделяются кованные ворота. Редкими вкраплениями рисунок дополняют небольшие окна, в основном, закрытые ставнями.

В какой-то момент, мне даже показалось, что ворота и ставни выполняют функцию украшения или обозначения конкретных домов. Никто оттуда не выходил, не выглядывал.

Наше внимание привлекла небольшая дверь. Выглядела она так же, как ворота. Только очень уменьшенного размера. Почему именно она? Сложно сказать.

Мы остановились около нее, точно зная, что нам туда нужно.

Выдерживая паузу, не решались дотронуться до черной, кованной преграды.

Что там? Открыта? Закрыта?

Я, наконец-то взялся за кольцо. Потянул за него, стараясь приоткрыть дверь.

Именно приоткрыть. Настолько, чтобы туда можно было заглянуть.

То, что мы увидели, ярким образом осталось в моей памяти на всю жизнь.

Маленькая часовня. Полумрак. Я не помню, горели там свечи или нет. Но ощущение свечей было. Из полумрака доносилась музыка.

Мы на цыпочках проникли внутрь. Через несколько секунд глаза привыкли к темноте.

В глубине под низким сводом сидел виолончелист. Звук этого инструмента сам по себе магический. Но виолончель в часовне! Чуть поодаль стоял еще один человек. Его руки перемещались над каким-то большим ящиком. При таком освещении невозможно было разобрать, что это. Но видимо это был музыкальный инструмент. Потому что на виолончельные бархатные волны накатывал звук, похожий на орган. Мы замерли.

Это был вход в открытый космос. Именно вход. В параллельную реальность. Дверь сама закрывшаяся за нами, отрезала внешний мир не только физически. Мы перестали чувствовать, думать. Пространство, заполненное неведомыми доселе звуками, стало единственной реальностью. Вселенной. Неизвестной, бесконечной, волнующей, нашей родной Вселенной.

Неожиданно полет закончился.

Виолончель замолчала.

И мы рухнули с высоты бесконечности на прохладные плиты каменного пола.

«Орган» взял последний долгий аккорд и замолк. Музыканты начали молча перелистывать ноты. Нам показалось, что играя, они находились в трансе. И не замечали нашего присутствия. Но теперь, когда магия музыки вдруг сложилась «погасшим» парашютным куполом, в темном углу часовни, в ожидании нового порыва, унесущего ее в прекрасную пустоту, мы испугались быть замеченными.

«Органист» отвел взгляд от нот. И не дожидаясь, пока он повернет голову в нашу сторону, мы, приоткрыв дверь, выскользнули в мир.

Группа немецких туристов проходила мимо нас посмеиваясь и переговариваясь на знакомом, но непонятном языке.

Почувствовав себя нелегалами в тылу врага, постарались слиться с гуляющими немцами. Внутри вибрировало ощущение совершенного преступления.

Пройдя метров сто, мы увидели на небольшой площади наших девчонок,весело уплетающих мороженное. Сувенирные лавки и пестро одетые загорелые люди окончательно вернули нас в реальность.

-Ну что? Теперь куда?

-Пойдемте на море. А то не успеем.

Странное стремление. Как-будто на том берегу моря не было. Но наши ученицы очень уж хотели искупаться в Греции.

Не желая убивать их мечту, согласились.

Пляж находился недалеко от пристани. Чтобы попасть туда, нужно было проделать обратный путь по той же улице.

Проходя мимо «нашей» двери, я почему-то подумал: «Они воевали больше двухсот лет. А куда девали трупы погибших и умерщих? Это же остров. Крепость. Особо не разгуляешься.

По идее, за столько лет город должен был превратиться в одно сплошное кладбище. А кто вставал на место ушедших в мир иной? Не привозили же им на кораблях пополнение! Они были в осаде. Можно, конечно, представить, как из чувства справедливости расступается осаждающее войско, пропуская подкрепление, идущее на помощь защитникам крепости. Смешно. И за что они там в принципе воевали? За какую идею? Выяснить, кто главнее Иисус или Мухаммад? И что же это за святая идея, расколовшая мир на две части, похоронив под собой сотни тысяч, а может и миллионы верующих людей?»

В этих размышлениях я не заметил, как мы дошли до пляжа.

ДЕСЯТЬ БАКСОВ БЕСКОНЕЧНОСТИ (часть вторая)

К своему удивлению, увидел, что пляж на этом берегу не такой. Общая картина обычная. Но воздух другого цвета, вода прозрачней , песок не такой горячий. И главное, люди. Они здесь совсем другие.

Не немцы и русские. Были итальянцы, французы. Вели они себя спокойно. Даже расслабленно. Не было слышно криков, визгов, резких возгласов. И средне-пляжный возраст намного меньше, чем на турецкой стороне.

Я снова вспомнил часовню.

Видимо есть здесь что-то. И идея спасения гроба господня была не просто поводом порубать головы инакомыслящим. А вера, не только пропитала с кровью погибших почву острова. Но повисла над ним защитным куполом, сохранившимся до наших дней. Выдержавшим атаки морских ветров, людской дерзости и других катаклизмов.

«Благое место»-подумал я.

Пляж, после бани, первое место по отсутствию опознавательных знаков у участников действа. Минимум одежды и аксессуаров, по которым можно определить эпоху, профессиональную принадлежность, уровень достатка.

Я вдруг представил, что передо мной не современники, а те самые рыцари.

Они же не только воевали. Были наверное у них выходные. Как они отдыхали?

Школьная программа на оставила в моей памяти никакой информации на эту тему. Да и не любил я историю. Сплошные даты и имена. Скукота.

Из фильмов я знал, что они сражались, пили и устраивали разгульные оргии.

Но не все же! И не всегда.

Было ли море для них местом отдыха? Куда рыцари со своими подругами приходили расслабиться. Расстелив плащ с крестами на теплый песок поедая бутерброды с холодной телятиной, запивая их вином, обсуждая дебилов командиров, строили они планы на будущее? Где будут жить и как. Сколько будет детей в семье. Сколько лошадей в конюшне.

Я чуть не рассмеялся, «увидев», как молодой, крепкий парень, вскочил в полный рост и сказал своей подруге: «Не могу больше. Пойду мокнусь». Он бежал к воде, отбрасывая грубыми ступнями песок на расстеленные рыцарские плащи других отдыхающих. Совершив несколько огромных шагов, похожих на «тройной прыжок» олимпийца, изо всех сил подбросил «пятую точку» в грубо-скроенных хлопчатобумажных подштаниках к небу, с криком «Йййиииииххаааааааа!», громко плюхнулся в изумрудную волну. А его подруга, глядя в след своему мужчине, махала рукой и кричала: «Любиииимый! Не заплывай далеко! Не забудь, что мы уже сто пятьдесят лет в осаде. Если враги нападут, ты не успеешь выйти из воды!»

Интересно, было для них море местом отдыха или только стихией, разделяющей материки?

-Девчонки! Собирайтесь понемногу. Время уже…

-А давайте здесь останемся. Так хорошо!

-Я не против. Но думаю, у нас могут возникнуть проблемы.

-Опять проблемы. Так надоело!

-Радуйтесь тому, что есть. Привезешь с собой в трусах святого песка. Может он удачу приносит.

-Не богохуйствуйте!

Заходили на катер молча. Солнце двигалось уже не вверх, а вниз.

Праздник заканчивался.

Я любовался волнами. В момент, когда мы оказались на одинаковом расстоянии от таких разных берегов, посмотрел на девчонок. Они в изящной, молодой усталости сидели на пластиковых «сидушках», и смотрели в небо.

Что там видели? О чем думали?

Сколько им еще придется пережить!

«Приключения-это же здорово…»-успокаивал я себя.

Но покой рассеивался, разбавленный солеными брызгами, безответственно взлетавшими очень высоко. Казалось, они сбежали из дома и не собирались назад.

Я завидовал их легкомыслию.

Турецкий берег приближался.

Мы возвращались.

продолжение следует…