НЕОЖИДАННОЕ ЛЕТО

Денек был вполне себе солнечный. Все перестали надеяться, что лето еще будет. А оно взяло и выскочило из-за угла. Как положено с  солнышком и температурой +21. Кому-то может это зима. А Петербургу самое настоящее лето.

Стоя на автобусной остановке, прокручивая в голове строчки для новой песни, в пол-глаза наблюдал за потоком людей.

В Петербурге все неожиданно. Дождь, снег, лето. И люди у нас поэтому готовы ко всему.

Кто-то в маечке шагает, как в последний путь, презрев все опасности природных катаклизмов. Кто-то в «страховочной» курточке. На всякий случай. Нельзя простужаться. Потому, что работа, дети. А может в отпуск удастся поехать. Глупо заболеть перед отпуском.НЕОЖИДАННОЕ ЛЕТО

 Немного сглаживают картину «полуделовые» костюмы.  И, конечно, мозаика пытающихся выглядеть неформалами.

Взгляд остановился на секунду на парочке. Почему? Парень с девушкой пристально смотрели на меня и переговаривались. Я отвернулся. Не до них было. Строчки песни подпрыгивали в голове, меняясь местами, выбрасывая и вбирая в себя череду слов.

Парочка, как петербуржское лето появилась неожиданно прямо у меня перед глазами еще раз.

-Здравствуйте

-Приветствую

-Скажите пожалуйста, это Вы?

-Да я.

-А можно с Вами сфотографироваться?

-Можно.

Я по привычке «одел» улыбку. Сфотографировались.

-Спасибо большое

-Пожалуйста.

Парочка довольная пошла своим путем. А я поехал в службу судебных приставов.

Железная серая дверь. Звонок. Покажите паспорт. Вы куда. Обшарпанный коридор. Тук-тук.

Два стола, зажатые между стеллажами с папками и коробками.

Мне стало жалко эти столы. Показалось, что они из последних сил сдерживают наступление бумаг.

«Бумажная армия» не только стояла на подступах, но и послала свои передовые отряды лишить столы воли к сопротивлению. Они заняли уже кусок пола  и большую часть поверхности столов. Если бы не женщины, сидящие за столами, все уже давно было бы кончено.

НЕОЖИДАННОЕ ЛЕТО
B

-Здравствуйте. Я Марон.

-Проходите. Садитесь

-Благодарю.

-Вот. Прочтите. Подпишите. Обратите внимание, что не позже 16 ого числа Вы должны приступить.

Это было постановление о присуждении мне 60 часов общественных работ. Подписал. Ушел.

К моему удивлению, погода не стала хуже. А солнце грело еще сильней. Ему не было абсолютно никакого дела до моих проблем. Я улыбнулся.

Как это хорошо, что природа живет своей жизнью, не реагируя на наши настроения. Иначе дождя было бы намного больше.

Всегда путал ЖКС, ЖКХ  с просто ЖЭКом. 

Я не знаю, чем они отличаются. Пришел в отдел кадров одной из этих организаций на букву «Ж».

В комнате было больше сейфов, чем бумаг. И женщины за столами смотрели на меня совсем не приветливо. Улыбаться не хотелось.

Я подчеркнуто вежливо поздоровался. Меня подчеркнуто небрежно послали к начальнику участка.

Коридор здесь  вполне себе симпатичный. Виден был недавний ремонт. Факт чистоты почему – то связался с только что увиденными мной сейфами.

В кабинете начальника участка сидели опять же две женщины. Там было намного больше пространства, света и воздуха. Видимо хозяйки этого кабинета не так много времени в нем проводят . Сейфов нет. Бумаг нет. Шкаф и цветы на окне.

-Это вы должник, штрафник?

-Да

-Ну как же вы так?

-Ну так вот. Что делать будем?

-А что бы вы хотели?

-Могу красить. Могу капать.

-А подметать?

-Мне б куда – то , чтобы не светится….

-На лестницу?

-Мыт что ли? Нееееее. Ерунда какая-то. Давайте уж если отрабатывать, то делать что-то реальное.

-На чердак пойдете?

-Пойду.

-Саааашааааааа!!! Забирай человека. Смотри какого здорового я тебе помощника нашла.

Саша оказался мастером участка. Обычный мужик. Довольно опрятно одетый. Я не видел мастеров конторы на букву Ж много лет. И был приятно удивлен.

Разговор начался с того же вопроса. «Как же так? Что случилось?» И мы чисто по – мужски поговорили о бабах. После недолгой беседы я обрел поддержку и сочувствие со стороны Саши.

Пришел и мой черед быть слушателем. Мастер рассказал о своей трудной жизни. Как был обычным сантехником и горя не знал. «Но ведь уговорили стать мастером!» — в отчаянии воскликнул он снимая с сигнализации подержанный Ниссан Кашкай.

Мне стало его искренне жаль. Несчастный же человек. Людей нет, трубы текут, начальство мозг выносит. Я посочувствовал. Про автомобиль спрашивать не стал. Всякое бывает. Может в наследство достался  или жена на день рождения подарила.

Поднялись на чердак. Саша мне с гордостью рассказал о проделанной им научной работе. Как он измерял температуру на разной высоте. И выяснил, что необходимо поменять изоляцию труб.

-Зачем?

-От сосулек.

Выяснять каким образом влияет изоляция труб на наличие или отсутствие сосулек на крыше, я не стал. Сделал вид, что все понял.

 Мастер искренне довольный улыбнулся моей высокой оценке проделанных им исследований и принятых решений.  

-Слушай, Саша. Скажи, тебе реально нужно, чтобы я здесь отбыл 60 часов, согласно постановлению или надо дело сделать?

-Да мне – то все равно.

-Мне-то тоже. Но времени жалко.

-Ну давай так. Чердак сделаешь, и я закрою тебе дни.

-Вот Другой разговор. Делать, так делать.

Пришел еще один «штрафник».

Познакомились. Мастер ушел, оставив нас «двое на одного» Мы против чердака. Казалось, что шансов победить у нас больше.

Нас двое. Мы вооружены. Перфоратор, болгарка, молоток и топор – это вам не шутки.

Второго «штрафника» звали Сергей. Мастер предварительно дал мне характеристику моего напарника. Сергей хороший мужик. Электрик. Сошелся с женщиной. Она лишена родительских прав. Дочь в приюте. Чтобы забрать девочку домой, он согласился удочерить ее. Все получилось. Но потом они начали пить. Девочка начала «чудить». Закончилось тем, что ее снова забрали. Но Сергей теперь должен платить алименты. Сделал доброе дело. Эх если б не пил!

В результате оказался вместе со мной на чердаке пятиэтажного дома.

Каждый человек —  история.

Столько можно было бы написать интересных сценариев и снять фильмов. Почему все время снимают про одно и то же?

Вспомнил про парочку, которая вчера со мной фотографировалась. Как – то у них сложится жизнь? Какой сюжет небо разыграет с участием этих молодых людей?

Вернемся на чердак.

Я начал переодеваться в «рабочую» одежду, принесенную из дома в «лентовском» пакете.

«Не спеши» — сказал Серега. Он, сидя на деревянной балке перекрытий, ковырял куском лезвия какой – то провод. Трезвый, спокойный. В синем комбинезоне. В дорогих очках. Никак его внешний вид не стыковался с тем, что рассказал мне  об этом человеке мастер.

Передо мной сидел работяга. Знающий, что и зачем он делает. О таких принято говорить с уважением. Я всегда смотрел на таких с завистью. У них руки приделаны куда надо. Они без лишних разговоров, с чувством собственного достоинства могут сделать практически все. От унитаза до космического корабля.

-Не спеши. У тебя сколько часов?

-60.

-60? А чего тебе столько дали? У меня 30.

-Не знаю. Там же до двухсот с чем-то часов. 60 нормально.

-А мне еще и уголовное дело открыли. Суки. За что?

Я понял, что начнется разговор об обиженном народе. И решил прервать беседу на эту тему.

-Что делать – то нужно, Серега? Говори не говори, а делать все равно придется.

-Не спеши. На х.. все это надо? Я вчера посидел, покурил. Пошел пива попил. Чуть поковырялся тут. Время и прошло. У меня два дня осталось.

-Не мой вариант. Надо сделать и дальше жить. Я договорился на «аккорд». Чердак сделаю и свободен.

Сергей отвлекся от провода и недобро посмотрел на меня поверх очков. Во взгляде читалось многое.

Но высказал он не все.

-Бл.. Какой – то мудак придумал менять изоляцию. Я тут посмотрел… Тыщь 250 директор уже в карман положил. А мы тут еб….ся с этими трубами должны. Еще дело уголовное завели суки. Удлинитель китайский бл…

Я не отвечал. Дал ему выговориться. Он понял, что с моей стороны поддержки не будет.

Молча взял инструмент и пошел к месту наших трудовых подвигов.

Я так же молча последовал за ним. По пути несколько раз ударившись головой и плечом о перекрытия, я понял, что расслабляться тут не придется. Мои габариты не предназначены для работ на чердаке. А проектировщики и строители дома не предполагали, что кроме карликов, кому–то придет мысль прогуливаться здесь. 

Прибежал мастер.

-Ну как вы тут? Может нужно что? Водички, сигарет, пива может?

-Ага. И баб еще.

-Бабы за свой счет.

-Тогда воды принеси.

Через полчаса мастер принес две «баклашки» воды.

-Кто что любит. Кому с газом, кому без.

-Сервис, еппть. Спасибо

-Сейчас еще сантехник Серега придет на помощь.

-Отлично. Втроем – то мы «зарубимся». Ладно. Ждать нечего . Пошли дело делать.

Чтобы снять изоляцию, нужно было сначала пропилить ее болгаркой вдоль трубы. Вскрыть шов перфораторов. И уже потом отбивать молотком. Не скажу, что это самая тяжелая работа на свете. Но явно не то, о чем я мечтал в детстве.

Договорились, что Серега пилит, а я все остальное. Одев респиратор, он удалился в бесконечность чердака, освещая себе путь «головным» фонариком.

Послышался противный визг болгарки в сопровождении хорошего, доброго мата.

Через некоторое время Сергей появился из темноты покрытый ровным слоем пыли.

-Ну давай теперь ты. Можешь начинать долбить. Нах все это нужно?.

-Не знаю. Уж мне — то точно не нужно.

Сказал я и впился перфоратором в азбестовую оболочку трубы.

«Ээээээй! Где вы там?!» — послышался голос.

Полоску света из чердачного окна перекрыл силуэт.

Я повернулся. Фонарик, закрепленный у меня на кепке, осветил остроносые ботинки, синий комбинезон с  названием организации на букву «Ж». Очки, кепка.

Все вместе сложилось в худого, высокого, сутулого человека.

-Здравствуйте. Работаете?

-Пытаемся.

-Нах все это нужно?

-Не знаю. Если уж вам это не нужно, то мне тем более.

-Давайте перерыв сделаем. Может по пиву? Время уже.

Я достал из кармана телефон. 13.10.

И правда время летит. Вроде только начали. Насчет пива я не был уверен. Но положив перфоратор, пошел к выходу.

Сергей «номер два» ушел за пивом, приняв молчание за согласие.

Импровизированный обеденный перерыв пошел на пользу. Под дивизом: «А нах кому все это надо?!», мы многое узнали о системе организации на букву «Ж». О начальниках. О их зарплатах и финансовых потоках, которые омывают всех, кроме работяг. Как выяснилось, жизнь простого сантехника еще трудней, чем у мастера. Квартира, машина, дача, баня. Не говоря уже о потребностях семьи.

И снова я испортил праздник. Такой уж я человек.

Могу бесцельно потратить уйму времени дома или на берегу озера, убедив себя,  что это и есть жизнь.

Но разговаривать часами на чердаке пятиэтажки, сидя под деревянной балкой в несколько слоев покрытой голубиным пометом, мне не хотелось.

Я предложил пойти работать. И тут произошло странное.

Два Сергея безропотно поднялись и пошли за мной.

Позже я понял почему. Их двигало желание помочь мне. Поскольку я был единственным из нашей компании, кому все это, хоть как-то было нужно. У Сергея первого оставался один день отработки. И он мог провести его ничего не делая. У Сергея-сантехника интерес был минимальный. Ответственность за трубы его. Но зарплата та же. И она не зависела от скорости  и производительности.

Только мне нужно было закончить быстрей. И «на свободу с чистой совестью».

Оба Сергея с энтузиазмом ринулись помогать мне в трудовых свершениях. Я даже на какое-то время почувствовал себя Стахановым. Орудуя перфоратором в темных углах чердака, как отбойным молотком. Согнувшись «в три погибели». Вдыхая горячий воздух через респиратор. Обливаясь потом. Напевая песню Гребенщикова.

«Я покоряю города.

Истошным воплем идиота.

Мне нравится моя работа

Гори, гори моя звезда.»НЕОЖИДАННОЕ ЛЕТО

«Даешь стране угля! Пусть мелкого, но дох..я!» — крикнул я в порыве страсти. И Сергеи громко рассмеялись.

За пару дней совместного труда мы стали почти друзьями.

Все же общие трудности сближают намного быстрей и сильней, чем радости. И слухи у нас распространяются очень быстро.

Кто – то видел меня в телевизоре. И информация о том, что трудовую повинность отбывает какой – то артист проникла во все кабинеты конторы на букву «Ж». И, конечно же, поднялась к нам на чердак.

 «Подельники» аккуратно пытались узнать у меня, кто же я на самом деле такой. И мои ответы сначала обескуражили их. «Вот так все просто?». Но скоро мужики с удовольствием слушали во время перекуров мои «гастрольные истории». Иногда добавляя свои эмоциональные комментарии.

Мой авторитет вознесся под перекрытий. При каждом удобном случае меня старались освободить от трудностей.

А я наоборот, хотел быть «как все». Но тщетно. Я уже был не  штрафником, а артистом. Человеком из другого мира, попавшим в беду.

У Сергея «первого» заканчивался срок штрафа. И выходило так, что на следующий день я должен был работать один. У Сергея – сантехника намечалось много заявок.

Мне сказали завтра не приходить.

-Почему не приходить?

-Ну что ты тут один будешь?

-Да какая разница? Делать надо. Хоть как, надо заканчивать.

-Нет. Не нужно тебе тут одному. Отдыхай. Я скажу, что ты был. Потом позвоню. Может сам закончу.

Прошли выходные. В понедельник Сергей – сантехник позвонил около 11 утра.

-Привет. Ну как ты?

-Да нормально.

А сам пытаюсь догадаться, кто же звонит.

-Готов помочь еще немного?

-Аааааа. Ну да. Что – то ты поздно как звонишь.

-Да я хотел дать тебе поспать. Рано звонить не стал.

-Спасибо. Давай уж завтра.

-Хорошо. Давай рано не будем. В 10.00 подходи.

-Хорошо.

Утром встретились около «нашего» дома. Погода замечательная. Солнышко. Но чувствовалось, как говорится, дыхание осени. Она дышала очень аккуратно и  ласково.

 Не вызывая мысли, что скоро новый год.

Мы с сантехником сидели на детской площадке. Курили, ожидая мастера с ключами от родного уже нам чердака.

-И нах.. все это нужно? Хорошая ведь изоляция.

-Ну да. Делали в свое время на века.

-Да. Суки! Хорошо делали. Сколько уже мудимся с этими трубами. Еще бы век простояли.

-Менять такуууую изоляцию на какую – то китайскую вату с блестящим скотчем.

-Ну надо же деньги зарабатывать. Если ничего не менять, как бюджет – то пилить?

Наш «солнечный» разговор прервал мастер, рысцой пересекавший детскую площадку, позвякивая заветными ключами.

Без разогрева Саша – мастер, как мусоропровод начал вываливать на нас «мировые проблемы».

-Заколебали…. Работать некому. Из восьми человек двое уволились, двое в отпуске….. Он мне сказал хоть 30 человек взять, и сделать эти чертовы чердаки. А где я возьму? Ты же нам, Игорь, поможешь? Сколько ты еще хочешь нам помогать?

-Не хочу я вам помогать. Мне работать надо. Жрать то что? Тут же не платят.

-Но тебя ведь после обеда отпускают. Надо же сделать. Они заеб…и. Вот вам ключи. Давай хоть немного еще. И я тебе все часы закрою.

С этими словами, не дождавшись моего ответа, мастер скрылся за углом дома.

«Не обращай внимания» — сказал Сергей. «Не может Саша масштабно мыслить»

Я улыбнулся.

К чему он это сказал?

Доделывать оставалось не много. И часа в два мы закончили.

-Ну что? Пойдем по пиву?

-Да у меня с собой денег нет.

-Ерунда. Я куплю. Ты же мне помог.

-Ну, как скажешь. Время есть. Сегодня я никуда не спешу.

Купили пива. Три банки.

-А почему три?

-Две тебе и одну мне. Я же на работе.

-Куда пойдем?

-Есть у меня укромное местечко.

Мы прошли через сквер. Подошли к гаражам. Сергей открыл один из них. Там стояла Лада Калина. Он открыл багажник и присел, как на скамейку.

-Садись рядом. Смотри как здорово. Вроде внутри. Никто тебя не видит. А вроде и на улице. Н свежем воздухе.

Только я хотел примаститься, как он остановил меня.

-Погоди. У тебя брюки светлые.

Сняв со стены гаража куртку, постелил ее в багажник и снова пригласил присесть.  

Мы пили пиво. Он рассказывал  про семью. Про дачу. Про баню. Прошел примерно час. Ему позвонили. По разговору я понял, что все же он на работе. Его вызывали куда – то. Прорвало канализацию.

«Ничего. Подождут.» —  сказал Сергей выключив телефон.

Из открытых дверей гаража я видел, как туда обратно постоянно ездили машины. В основном такси.

-У вас тут прямо хай вэй. Чего они мотаются туда сюда?

-Да есть тут у нас человечек один. Скупает гаражи и сдает в аренду этим… Они мутят с наклейками магнитными, чтобы меньше процент платить за заказы. Ладно. Пойдем. А то они там в дерьме совсем потонут.

Я ничего не понял про наклейки. Но промолчал.

Выйдя из гаража, я обратил внимание на скопление машин в конце ряда железных домиков. Водители были не русские. Узбеки или таджики. Не очень я в них разбираюсь. Из окна одной машины звучала музыка  «чигидым, чигидым». Жизнь бурлила. Кто – то по телефону выяснял почему не вернули 500 рублей. Кто – то играл в нарды в тени кустов.

Увидев мое искривленное лицо, Сергей сказал: «Вот и я о том. Зае…ли. Видишь крайний гараж? И вот там, где они тусят с нардами? Так я всем нашим местным сказал, чтобы ссали только там. У того гаража. Рано или поздно у них вонять начнет. Пусть бл….»

Он не окончил фразу.

Мы шли, огибая двор за кустами. Чтобы  его не увидели ответственные работники конторы на букву «Ж».

«А ты мед любишь?» — спросил сантехник.

-Да. Если настоящий

-Да ты что! Конечно настоящий. Башкирский. Это на рынке меда нет. А у меня!

-Тогда конечно. А что стоит?

-Да ничего.

-Ну как ничего?

-Так. Ты же свой. Позвони. Встретимся. Я тебе дам.

Я шел домой, подняв лицо к солнышку. И улыбался.

Мимо протекал разноцветный поток, старательно впитывающий в себя неожиданное лето.

«Свой» — повторял я про себя. И мне было хорошо.