ПАПОЧКА. У ТЕБЯ ВСЕ ПОЛУЧИТСЯ

Я считаю, что моим самым удачным проектом был клуб Jambala. Меня даже какое то время называли Джамбалай. В то время это был единственный в России Регги клуб. По крайней мере , известный нам. А учитывая, что на день рождения клуба и Боба Марли столики  заказывали люди из других городов, видимо так и было. И , конечно  большую часть времени я проводил в клубе и почти все события моей жизни тогда были связаны именно с клубом.

На одной из вечеринок я познакомился  замечательной девушкой. Сам процесс знакомства описывать не буду. Но это произошло неожиданно, быстро, если не сказать скоропостижно. Так же быстро, но уже ожидаемо мы стали жить вместе. В процессе совместной жизни мы , так же неожиданно , как познакомились, сломали две кровати. И, в последствии, особенно не расстраиваясь, жили на матрацах от тех самых кроватей, брошенных на пол.

Я как уже зрелый мужчина, периодически вносил предложения по созданию уюта. Но Она, как вскоре выяснилось, оказалась более современной, чем я мог подумать. Не нужно ничего лишнего- говорила она. И ничего лишнего у нас не было. Ни паласа, ни телевизора, ни шкафов… Зато у нас было много времени для занятия друг другом. И однажды в воздухе повисла фраза:

у нас будет ребенок.

Мир в мгновение изменился. Я хотел, чтобы эта фраза висела в воздухе , как можно дольше. Я хотел ее взять на руки и легонько подбрасывать , и смотреть , как эта волшебная фраза парит под потолком.

Она была еще более неожиданной, чем наше знакомство, сломанные кровати и все чудеса в моей жизни вместе взятые, но очень ожидаемой.

Быстро я понял, что это не просто волшебные слова, а вполне объективная реальность, связанная с многими изменениями в жизни. Конечно не все заботы ,  всегда вызывали позитивные эмоции. Но честно говоря, все месяцы , пока наше счастье находилось внутри, были совсем не такими трудными , как принято об этом говорить. Все же я должен благодарить за это мою любимую женщину. Я,вспоминая рассказы других о всевозможных нервных срывах, об изменении внешности беременной женщины, с внутренним беспокойством именно этого и ожидал. Но она становилась все красивее и красивее. И растущий живот ее не портил. И она  каждый день поднималась по лестнице без лифта на четвертый этаж старого фонда на васильевском острове. Ей было не просто. Она входила в дверь квартиры сильно запыхавшись, но улыбаясь. Я помню ее беременную улыбающуюся и красивую. Даже , когда я приехал в роддом, куда она попала, как всегда неожиданно. Я привез ей домашней еды, мною приготовленной и деньги. Мне сказали , что обязательно нужно дать денег. Кому точно нужно дать, я не знал. Я не задавался вопросом : почему нужно дать? Так было принято в нашей стране. Чтобы , что то произошло, нужно кому-нибудь дать денег. Но все же где то под ложечкой у меня закрался вопрос: все ведь уже почти произошло. Вот она, моя дочка в животе. И осталось только выйти. Конечно , женщины создания меркантильные. Но не до такой же степени Неужели она без денег не выйдет?!

Сидя рядом с кроватью матери моей дочки, я достал замотанные в полиэтилен и фольгу тарелки с едой. И только хотел спросить о том кому же дать денег, как вошла медсестра и позвала моих в смотровую. Вернулись они минут через 10-15. Она посмотрела на меня и сказала, как то очень по деловому: я пошла рожать. Более идиотского выражения лица у меня видимо никогда не было. Как рожать?-спросил я. Так- ответила она. А поесть? – спросил я. Как она посмотрела! Не нужно было никаких слов. Я сразу понял кто я есть и куда мне идти. Но она уходя улыбнулась и меня отпустило. Я сидел с тарелками в руках и деньгами в кармане, не успев отдать ни то, ни другое. Сидел и думал что теперь делать. Уйти или остаться? Вошла медсестра и строго спросила , что я тут сижу. А я знал? А что делать? –спросил я. Что точно она говорила , я не помню. Но после ее слов я поехал домой, оставив еду там , где сидел.
Вечером, часов в 11 Она позвонила и сказала:

у нас родилась дочка.

Я много видел в кино и по телевизору, как узнав о рождении ребенка, мужики начинали орать на весь мир, бегать по улицам, всех обнимать и целовать, пить по нескольку дней…..  Я шел по Невскому. Внутренне что то повернулось. Я думаю, что на лице была растерянность и улыбка. Но орать мне не хотелось. Было облегчение. Свершилось. Вот оно! По пути домой я купил коньяку. Пришел. Налил стопку. Выпил. И больше не хотелось. Буквально заставил себя выпить еще одну стопку. С мыслью: так принято. Но больше не стал

Я четко понял, что свершилось не то, за что надо пить, а то ради чего стоит жить.

С приездом мамы с дочкой домой все поменялось. Началось активное создание уюта. Всю современность моей любимой женщины сняло, как повышенную температуру после сильного укола.. Исчезли матрацы с пола. И постепенно квартира начала заполняться различными полезными и необходимыми вещами. Кровать, кроватка, какие то сеточки, полочки, этажерка….И вот настал день ИКС. Дочке нужен свой шкаф. Нужен значит нужен. Позвонили в ИКЕЮ и заказали шкаф. Красивый под ретро. Долго выбирали по каталогу. И, наконец то, его привезли. Выгрузили из машины у парадной и попрощавшись уехали.

Я остался один на один с упаковками. Изобретатели этой конструкции, при упаковке , явно не думали , что таскать ее будет один человек всего с двумя руками, двумя ногами. И этот человек скорее всего не Шварцнегер. Выбора не было. Я взял первую пачку, ту , что полегче, как бы для разминки и испытания своих сил. И попер на четвертый этаж старого фонда на васильевском , без лифта. Я вспоминал, как Она беременная поднималась  по этой лестнице, и изо всех сил шел и шел, не останавливаясь. Она открыла дверь. Я ввалился в квартиру  запыхавшийся, потный , с досками на спине. Я улыбался. И Она тоже улыбнулась.

Я спустился вниз. Вторая упаковка была намного неудобней и тяжелее первой. Я с трудом изловчился и взгромоздил ее на спину. Второму восхождению воспоминания о беременной жене уже не помогали. Я стал ругаться. Как принято , начал искать виноватых в своих «бедах». Начал с проклятых шведов, которые все это изобрели. Дойдя до второго этажа, остановился. Подумал что , в принципе , изобретатели не очень то и виноваты. А просто надо было бы поменьше курить. Но продолжив движение, я снова вспомнил шведов, помешанных на Шварцнегере и здоровом образе жизни. Пусть бы эти сволочи сами попробовали поднять свои доски и погулять с ними вокруг своего дебильного магазина. Проклятия в адрес шведов немного помогли добраться до дверей. Дождаться пока их откроют я не смог. И с грохотом сбросил поклажу на лестничной площадке. Дверь открылась. Увидев мое выражение лица, Она не улыбнулась, а как то быстро исчезла в глубине квартиры. Выбежала дочка и радостно спросила: папа ты уже все принес?

Почти….- сказал папа и тяжело дыша , покачиваясь пошел на третий заход.

Во время третьего восхождения с досками на спине досталось Петру 1, который создал этот васильевский остров, чертовым архитекторам, строившим такие дома. Четвертый этаж старого фонда на васильевском –это почти шестой в обычных современных домах.

Для каких атлетов планировали такие лестничные пролеты эти хреновы архитектурные гении?! Досталось и финнам алкоголикам и занудам датчанам и еще нескольким персонажам из моего окружения…. Не знаю почему. Просто проклятий в адрес шведов не хватило для третьей попытки дотащиться до квартиры с последней частью шкафа на спине. Когда я ввалился в уже заранее открытую дверь, меня встречали мама с дочкой. Увидев их тревожные взгляды, я с улыбкой сказал: всё!. Они облегченно вздохнули.

Ни я ни они еще не знали, что поднять в квартиру конструкцию-это только первый шаг. И как выяснилось позже, самый легкий.
Я втащил упаковки в комнату дочки, разорвал ненавистные картонки. И стоя среди набора палок , досок , шурупчиков, и винтиков, взял в руки несколько листков чертежей. Там черным по белому было нарисовано, как просто , легко и быстро собрать этот удивительный шведский шкаф. Повертев листы с картинками, я понял. Всё! И еще много слов произнес про себя, ибо при дочке я не мог сказать вслух, что думаю по этому поводу.

Чем отличается обычный , проходящий мимо мужик от отца и мужа? Тем что он может сказать: да пошли вы со своими палками! А у отца и мужа выбора нет. Никто кроме него. И я принялся за дело. После пары часов попыток соединить составные части шкафа в соответствии с чертежом, я остановился, чтобы успокоиться. Вошла в комнату дочка. Подошла ко мне. И стоя в середине полусобранной непонятной конструкции, взяла меня за руку и подняв  глаза, сказала.

Папочка, у тебя все получится.

Постояв несколько секунд, убедившись что слова ее долетели до меня, ушла. Ну разве могло не получиться? Я довольно быстро собрал шкаф. Он оказался действительно красивым и стильным. Я был горд собой и закончил день с чувством собственного достоинства. Дочка была счастлива. Это был ее собственный шкаф. Папа собрал его специально для нее. А я был счастлив, что у меня получилось.

Прошло уже достаточно лет с того момента.  Но когда очень трудно, я вспоминаю эти слова. И прошу Бога или кто там есть наверху: помоги мне сохранить чувство того момента! Помоги мне запомнить этот космический взгляд, проникающий не в глаза, не в мозг, а прямо в сердце. Помоги моему сердцу не перестать колотится, так же , как оно колотилось, когда  дочка держала меня за руку.

У меня все получится, родная моя. Пока ты рядом, у меня все получится.