ПОСТАМЕНТ ДЛЯ ПОБЕДИТЕЛЯ.

Жизнь никогда не вспоминается непрерывным потоком. А лишь яркими картинками. Причем, со временем подборка меняется. Чем сильней ощущаешь финал, тем более яркими становятся фрагменты детства.

В нашей семье не было принято гулять по-ночам. Но однажды, папа забрал меня от бабушки почему-то поздно. Тогда автобусы ходили редко. Маршрутки еще не придумали. И можно было простоять минут сорок, а то и час в ожидании транспорта. Но рядом был папа, с которым я мог стоять, идти сколько угодно.

Однажды я протопал за ним след в след на лыжах четырнадцать километров. Мне было семь лет.

И теперь я шел в темноте, не думая ни о чем, не ожидая ничего. Просто рядом с ним.

Мы перешли через Московский проспект и остановились там, куда приходил автобус. Это сейчас остановки стеклянные с лавочками и рекламой. А тогда табличка на столбе обозначала место, где надо ждать.

Стояли. Папа меня что -то спрашивал. Они с мамой старались вести со мной диалог в обучающей манере. Либо читали, либо считали или еще чему-то учили. Чего в этот раз папа хотел от меня добиться, не помню. Но вдруг мы повернули голову влево на странный звук и замерли.

Со стороны площади Победы, которой тогда еще и в помине не было, в нашу сторону двигалась гремящая , мигающая желтыми фонарями огромная гусеница.

Это теперь мало чем можно удивить население большого города. А в семидесятые …

Машин было мало. Всего было мало. Зрелищ было мало.

Если не считать парады и демонстрации.

И вдруг мы! Совершенно простые прохожие! Оказались свидетелями чего-то таинственного.

По мере приближения гусеницы, мы стали различать множество машин. Желтых милицейских с мигалками и еще каких-то с желтыми фонарями.

В центре мигающего хоровода медленно двигался тягач с длиннющей платформой, на которой лежал неимоверных размеров камень. Мы смотрели завороженные, как на космический корабль.

И гадали, что же это такое. У меня версий не было. Гадал, конечно папа. А я просто стоял с открытым ртом.

Гусеница проползла мимо нас к месту, где сейчас Московская площадь с памятником Ленину. Следом подошел автобус. И мы поехали домой, совершенно ошарашенные увиденным.

Через несколько дней папа рассказал, что видел, как этот камень устанавливали в центре площади.

Оказалось , что это был постамент для Ленина. Памятник вождю и сейчас стоит на том месте. Кто видел его, подтвердит, что размеры этого сооружения очень внушительные.ПОСТАМЕНТ ДЛЯ ПОБЕДИТЕЛЯ.

Человек , перевернувший историю чуть ли не половины мира, стоит с вытянутой вперед рукой. В кулаке он сжимает свою знаменитую кепку. Немало было смешных историй , связанных с этой рукой и кепкой. Я не помню. Но говорят, что на противоположной стороне проспекта стояли пивные ларьки. И получилось так, что Ильич указывал точно на них. Ларьки убрали. После чего любовь рабочего класса к своему вождю сильно уменьшилась.

Но была еще история, в которой я участвовал лично.

Демонстрации, как проявление единства народа по любому поводу, были событием обычным. Но к организации этих шествий относились очень серьезно. Даже день пионерии был делом государственной важности.

В один из таких дней, люди умные, не зря стоящие на своих постах, решили организовать пионерский парад на московском проспекте с проходом мимо памятника Ленину.

Подготовка была серьезной, как всегда. Оркестр, ветераны, пионеры рядами и колоннами. Знамена всех мастей.

И в тот момент, когда мы стройным, отрепетированным маршем проходили мимо вождя, я поднял глаза вверх. Оказалось, что наши отряды идут, как раз под рукой с кепкой. И мне стало страшно.

«А вдруг кепка упадет».

С чего мне эта мысль пришла в голову? Но стало реально страшно.

Я даже приостановился. Но сзади напирали марширующие шеренги.

Возможно меня спасли гены от поседения в пионерском возрасте.

Но, ужас, который я испытал тогда, запомнился надолго.

Все закончилось хорошо. И кепка вождя по сей день зажата в его порывистой руке.

После парада, я поделился своими страхами с некоторыми ребятами. Конечно, смеясь. Но как ни странно, они подтвердили мои ощущения. Несколько человек так же, как и я опасались погибнуть от падения головного убора дедушки Ленина.

Сколько бы мне не рассказывали о том, какой он был добрый, умный и веселый, отношение мое к нему всегда было двойственным. С годами оно сформировалось в конкретную неприязнь. Такую, что я много раз посещая Москву, так и не зашел в мавзолей. Просто из интереса. Отметиться, что был, видел.

«На кой черт он мне сдался?!»-думал я.

И если признаться, у меня редко бывает хорошее настроение в Москве. Не мой город совсем. Бегают по кругу, пытаясь вырвать друг у друга кусок. Будь я на месте Ленина, давно бы уж по-тихому срулил из этого дурдома.

В столицу направляюсь только по большой надобности.

Но в этот раз черт меня дернул!

Планировалась клубная поездка в Рязань. Решил испытать мотоцикл после ремонта. Чтоб в колонне не облажаться.

Ясно дело, не обошлось без женского пола.

«Навещу ее, мот проверю, и прогуляюсь заодно»,-думала моя дурная голова.

Просто по кольцу вокруг Петербурга дать несколько кругов мне показалось скучным делом.

В Москву , в столицу!

После презентации моей первой книги, осталось несколько литровых бутылок виски, бутылок пятнадцать вина. С некоторых пор мне стало скучно пить. Ни уму ни сердцу. И поэтому алкогольные залежи покрывались слоем пыли.

Презентация проходила в мой день рождения. Одна замечательная женщина сделала мне такой дорогой и незабываемый подарок.

Ну и приглашенные, в большинстве своем пришли с подарками. Одним из которых была коробка хороших сигарилл. Не тех малюсеньких с белыми мундштуками. А хороших, больших и крепко пахнущих.

Собираясь в поездку, взял литруху вискаря, заветную коробку с сигариллами. Ну и вина, конечно.

Крепкое для братьев из московской чапты. А вино, сами понимаете для кого.

Пару бутербродов, чтоб зря в дороге не тратиться. 21 век! Все можно купить на трассе. Так наивно думал я, отправляясь в столицу неизвестно зачем.

Все началось с полнейшего идиотизма. Я никак не мог выехать на трассу М-11.Кружил, петлял. А когда случайно обнаружил, что я уже на ней, остановился на перекур, чтобы успокоиться.

Окурок на асфальт. Первая вниз, остальные наверх. Полетели!

Хотя… Я же собирался протестировать мот, а не гоняться. Да еще и немного денег сэкономить на расходе бензина.

Поеду 120-130.

Кто знает, что такое 1,8л под задницей, уже ехидно улыбнулся. И правильно.

120, 130, 150, 160… Пока хватит. Не увлекаться! Летит мой красавчик. На душе радостный покой. Так держать.

Впереди замаячила заправка. Меня предупредили, что на новой трассе с этим очень все плохо. Заправляться надо до крышки. Иначе можно обсохнуть нежданно-негаданно.

Залил бак. Купил бутылку кваса. Закинулся бутербродами. Попил, покурил.

-Ну что, дружище? Не подведи.

Дружище молчал.

Настроение пошло по наклонной вверх. Спокойно вырулил на трассу. Машины пролетали мимо, как снаряды из «Катюши». Хорошая дорога.

120, 140, 160, 180… Китайский шлем задребезжал. Чертова музыкальная шкатулка. Вернусь, займу денег и куплю другой. Проклятые китайцы. Что ни купишь, везде подвох.

От 160 до 180 мотоцикл немного «колбасится», вибрирует. Еще газу! После 180 он вжимается в трассу, как утюг. Перестает вибрировать и прет уже, как самолет. Давай родной!

Описывать эмоции нет смысла. Это нужно испытать.

Брызнул дождик. Будь он неладен! Пришлось скинуть до 160.

Однажды я уже летел в дождик на боку вместе с мототциклом. Как в кино. Тогда обошлось мелкими повреждениями у него и огромной гематомой на всю ногу у меня. Такое не забывается.

Тело напряглось само собой. Ничего , ничего. Прорвемся. Не навсегда же этот дождь. Небо, вроде, светлое.

Лучи солнца обрадовали. Дорога была мокрой, но сверху уже не лило.

Давай-ка еще ручку подвернем! Проклятое дребезжание шлема и шум ветра перекрывали звук двигателя. Никогда не понимал музыку на мотоцикле. Что может быть лучше звучания самого двигателя?!

Больше половины пути пройдено. Еще заправиться. И не заправка совсем. Какие-то прицепы с кранами. Что оттуда льется? Вариантов нет. Как говорится: «Бери, что дают». Или рискуешь гулять с мотоциклом рядом. Далеко его не протолкаешь, если что. 370 кг живого мотоциклетного веса.

Снова дождь. Ну это мы уже проходили сегодня. Дорога держит. Здесь не страшно. Да и не дождь вовсе. Брызги какие-то.

Летим в левом ряду. Чуть пригнулся, чтобы уменьшить сопротивление воздуха. Движка не слышу.

Вдруг стрелка спидометра упала на ноль. Срочно нейтралку. Смотрю по зеркалам. Спокойно. Вправо. К обочине. Аккуратно оттормаживаясь притерся к отбойнику. Стоп.

Что же случилось. Предчувствие было нехорошим. Внутри как-то все зашевелилось. Не сходя с мотоцикла, закурил. Выдерживая паузу. Оттягивая момент получения информации.

Посмотрел назад. На асфальте виднелся след вытекшей жидкости. Взгляд вниз. Под движком лужица.

Что же вытекло? Если антифриз, то черт с ним. Доковыляем как-то. Не лето жаркое. Осталось-то триста километров всего.

Погулял, покурил. Решил завести. Мотор звучал очень странно. Но все же звучал. Воткнул первую. Поехали.

-Ну давай родной! Постарайся, пожалуйста!

Вторая.

Появился скрежет, который почти разорвал душу. Стоп. Хватит. Не могу я этого слышать. Да и не уедем мы так все равно далеко. Лучше сохранить хоть маленький шанс на реанимацию.

Одно радовало. Что больше ничего не текло.

Братишка стоял на подножке уставший. Попробовал завести. Никакой реакции.

Гулял вдоль трассы минут двадцать в размышлениях. Эх, отца бы сюда. Он бы точно смастерил что-нибудь из палок и веревок, чтобы доехать хоть куда-то.

Вскоре с характерным харлеевским дыдыканием подлетел «шпрот».

-Что случилось?

-Не знаю.

-Могу помочь?

-Инструмент есть?

-Нет. Ездил в Питер прогуляться. Теперь в Москву возвращаюсь.

«Фраер, блин.»-подумал я. Шлем, очки, красные кеды.

-Чем тут поможешь…

-Ну прости.

-Шершавой дорожки.

Красные кеды на «шпроте» быстро удалились.

«Привет столице, бл…»-пробурчал я ему в след.

Я злился. Скоро этот понтярщик будет дома. Скорее всего возьмет «двоечку» и махнет по набережной Москва реки. И никто не осудит его за отсутствие инструмента и красные кеды. А я , облажавшийся питерский байкер, буду стоять здесь до китайской пасхи, в ожидании … В ожидании чего?!

Что-то надо делать.

Машины проносились мимо. Я облокотившись на мотоцикл, курил сигареты одну за одной, поглаживая бак мокрой после дождя перчаткой.

С грустью посмотрел на летящий в сторону Петербурга мотоцикл.

«Домой едет.»-почему-то уверенно подумал я.

Он, вдруг резко снизил скорость и остановился на обочине. Поставив байк на подножку, пилот, озираясь перебежал трассу. Перелез через отбойник и пропустив несущиеся машины, побежал ко мне.

-Что случилось?

-Да хрен знает.

Вкратце рассказал ему, что произошло.

-Щас погоди. За инструментом схожу. Что-то с собой есть.

Он побежал обратно через трассу к своему мотоциклу.

Пустота внутри подсказывала, что ничего он не сделает.

Просто, почему-то мне не нужно было попасть в Москву. Но думать об этом не было никакого смысла. Спасибо небесам, что есть еще настоящие байкеры, останавливающиеся при виде «братишки» на обочине.

Проделав еще раз путь через трассу с преодолением отбойника, парень раскрыл сумку с инструментом.

Судя по деловитому виду и точным движениям, он кое-что понимал в строении мотоциклов.

Начали копать. И я совершенно убедился, что выключили рубильник на моем пути в нелюбимую столицу.

С чего-то вдруг начало коротить реле стартера. Отвалилась клемма на аккумуляторе… Отчего? Почему? И вытек не антифриз, а масло.

Пациент был скорее мертв, чем жив.

Крутили, мутили. Все же удалось запустить двигатель.

-Чем могу, братишка. Остальное уже на месте будете выяснять.

-Знать бы еще, как до места доползти.

-Чем могу…

-Спасибо тебе. Шершавой дорожки.

Он собрав сумку снова побежал через трассу. Я смотрел на удаляющуюся последнюю надежду с грустью и благодарностью.

Движок работал. Еще одна попытка.

Первая. Тронулись. Тихонько.

-Ну постарайся, родной! Пожалуйста! Ты же столько раз меня вывозил. Давай. Потихоньку.

Он старался. Я физически чувствовал, как он мучился. Метров через триста снова появился скрежет. Такой невыносимый!

-Теперь точно все! Прости, дружище. Я тебя понял.

Снял шлем. Достал из сумки бутылку с остатками воды. Вылил на голову.

Что теперь? Надо ловить машину. Грузить мот в кузов. И короткими, а лучше длинными перебежками продвигаться к Москве. Выбор не велик. Туда меньше трехсот.

Ну что! Небесааааааааааааа!!! Помогайте! Пошел отсчет времени.

Остановился грузовик.

-Смогу только до Тулы.

-Да пофиг. Хоть докуда.

-Как грузить будем?

-Руками.

-Вдвоем?

-Не. Ничего не выйдет. Когда-то три таджика и я забросили его в газель. Но вдвоем…

Начали останавливать машины в поисках помощника поздоровей.

Почему -то все здоровяки появляются, когда не надо.

Решается вопрос. И, кажется, что ты уже владеешь ситуацией. Но на арену выходит какой-то «шкаф». И решение вопроса откладывается. Потому что, валить надо. Пока не поздно.

А когда мотоцикл погрузить, останавливается серый ниссан. И из него выходит добрый человек. Которого, того и гляди, самого ветром унесет.

Мучились. Карячились. Перед забросили. А зад… Кузов высокий.

Добрый человек ,сообщив , что опаздывает на работу, юркнул в машину и укатил.

Еще минут двадцать провели в попытках остановить машину.

Увы.

-Ну прости , брат. Мне ехать надо.

-Конечно поезжай.

-А ты как же?

-Посмотрим. Поезжай. Не парься. Не пропаду.

Грузовик уехал.

Я устав от безнадеги, перелез через ограждение и лег на траву. Небо было наше. Рваное. Облака, синь, проблески солнца. По моим первоначальным планам, в это время я должен был подлетать к Москве.

Забыть планы! Теперь время течет по-другому. Как будто не масло вытекло, а песок из песочных часов высыпался на асфальт М-11. И наступило безвременье.

Неспроста все это. Неспроста.

Как там говорится? «Делай, что должно. И будет, что будет».

Первым делом должно найти грузовик. Сейчас немного полежу. Спешить-то теперь некуда.

Боковым зрением увидел метрах в ста от меня остановившуюся машину с мерцающими желтыми фонарями. Из нее вышел человек и начал перекрывать полосу трассы «фишками».

Только ремонтников мне не хватало. Хотя… Может именно их мне и не хватало.

Человек в жилетке расставил фишки аккурат до моего мотоцикла.

-Что случилось?

-В смысле?

-Мы служба помощи на трассе.

-Ктоооо?

-Вы не знали, что такая существует?

-Понятия не имел.

-Что у вас случилось? Чем можем помочь.

-Да чем тут уже поможешь… До Москвы как-то надо мот доставить.

-Щас эвакуатор вызовем.

-Стоп. Сколько эта радость будет стоить?

-Это бесплатно. Он доставит вас до точки, где вы сможете дождаться помощи. К сожалению, ремонтом мотоциклов мы не занимаемся.

-Ну вызывай, если бесплатно. Выбирать не приходится. Хоть куда, но вперед.

-Обычно он приезжает минут через 15-20.

-Отлично.

Ждали эвакуатора чуть больше часа.

Везение сопровождало меня неотступно.

За это время я успел узнать о трудной жизни и маленькой зарплате службы спасения М-11. М много еще того, чего знать совершенно не хотел. Но, как было не послушать монолог «черного плаща» в желтой жилетике.

Приехала спасительная машина. Пока все складывалось, как не в России.

Бесплатная служба, бесплатный эвакуатор.

Погрузили байк. Закрепили. Все очень добросовестно и надежно.

Долго мне объясняли до какой точки довезут. Это без денег. Но если я захочу дальше, то платить все же придется.

-Поехали уже. Один черт, я не понимаю о чем вы говорите. Там разберемся.

Небольшой запас рублей у меня был. И, в этом смысле, я чувствовал себя относительно спокойно.

Пока ждали «спасителя», я созвонился с нашими московскими парнями. Мы постарались договориться, где они меня заберут. Проблема была в том, что на трассе развороты очень редки. Увидеть друг друга можно, а встретиться …

Нас довезли до развязки. Заехали под мост и остановились.

-Все.

-Что все?

-Давай выгружаться.

-Ты нормальный ? Меня под этим мостом до зимы искать будут. Кто меня увидит здесь?!

-Я же вам говорил, что сюда бесплатно могу довезти. Здесь под мостом и дождик переждать можно.

-Ну да. И новый год встретить. Вывези хоть на трассу. Где меня заметят.

-Как? Я не могу обратно по встречке ехать.

-Началась Россия -мама. Не надо по встречке. На трассу вывези. А там мы сами разберемся.

-У меня километраж считывают. Дальше не могу. А назад никак.

-Какая же замечательная эта ваша бесплатная служба! Сколько?

-Это смотря куда.

-Да откуда я знаю, куда?! Туда, где меня смогут увидеть и забрать.

-Он куда-то позвонил и озвучил сумму.

-Поехали. 2000 не те деньги. Все равно заплатил бы кому-то за транспортировку.

-Я довезу вас до стоянки. Там столы есть с крышей. Сможете и отдохнуть и укрыться, если что.

Очень аккуратная стоянка. Действительно столы с крышами. Недавно высаженные елочки. Или сосенки. Не помню уж.

Чисто, красиво. Туалет. Походил, посмотрел. Где-то должен быть магазин или ларек с водой, сигаретами. Увы!

Стол есть , туалет есть. А купить еды, воды негде.

Какая гениальная задумка проектировщиков! Решил позвонить парням, чтобы сообщить, где меня искать. Но оказалось, что и связи нет! Чудненько.

Все только началось.

Нельзя сказать, что я заядлый путешественник, прошедший школу выживания. Но там, где есть люди, всегда найду выход.

Походил, поспрашивал. Фуры, легковушки с семьями. Оказалось, что некоторые телефоны, все же работают.

Главное было сообщить мое место положения. А потом просто ждать.

Я пошарил в сумке. Литр вискаря, коробка сигарилл, маленький кусок сыра. Все мое пропитание. На первый взгляд, не очень плохо. Но отсутствие воды портило настроение абсолютно. Даже хороший виски не заменит обычную питьевую воду.

Примерно через час прибывания на «стойбище», я решил выяснить, где же подмога. Чтобы настроиться на период ожидания. Психология великая вещь. Если знаешь, когда, что произойдет, на душе спокойней.

Мой телефон хладнокровно показывал отсутствие связи.

Я подошел к одной из машин. Там семья из четырех человек с удовольствием поедала бутерброды. Спросил у них телефон позвонить, Объяснив ситуацию.

Кстати, на трассе такая просьба не вызывает отрицательных эмоций. Попросил бы я у них телефон в Москве! А здесь…

-Да конечно. Звоните.

-Спасибо большое.

-Бутерброд хотите?

-Нет спасибо. Попил бы с удовольствием.

-Вот вода. Оставьте себе.

После сеанса связи я понял, что не стоит настраиваться на конкретное ожидание. Они еще даже из города не выехали. Пробки.

Надо было начинать жить на стоянке. Здесь теперь мой дом.

Вода есть. Курево есть. Виски есть. Хоть и маленький, но кусок сыра. И, что немаловажно! Было даже на чем спать.

Мотоцикл теперь мог исполнить только роль дивана. И на том спасибо.

«А почему бы мне не выпить? За руль уже точно не надо.»-спросил я сам себя. И незамедлительно ответил: «Вперед!»

Некоторые машины сигналили байкеру, сидящему на мотоцикле с сигарой в руке, пьющему виски из горлышка квадратной бутылки. Кто-то даже снял на телефон.

Откуда им было знать, что я здесь живу. И не собираюсь никуда ехать.

Нормальный обыватель, насмотревшись американского кино, наконец-то увидел настоящего байкера. Который остановился на обочине, чтоб бахнуть вискаря и продолжить свой путь в поисках приключений.

Алкоголь снял напряжение. Я прилег на байке, положив голову на руль. Благо рост позволяет. Усталость от переживаний и бесполезно потраченных сил, сказывалась.

Подремав с полчаса, поднялся. Сидя верхом, задом наперед, на мотоцикле, Достал из сумки бутылку. Надо было еще выпить. Согреться немного. И поддержать состояние философского отношения к происходящему.

Мимо медленно проползла фура. Начало понемногу темнеть. И свет в кабинах дернул за струну одиночества.

Мне вдруг стало тоскливо так же, как много лет назад, когда я поругался с мамой, ушел из дома и шлялся по улице.

Я представлял, как в светящихся окнах все хорошо и спокойно. Там живут люди. Семьи. Уютно и радостно.

Фуры ближе к вечеру выстраивались рядами. В кабинах, как в маленьких домиках жили люди. Кто-то кушал, кто-то устраивался спать. Но в большинстве своем, перебирали и писали какие-то бумаги.

Я пил виски, уже не убирая бутылку в сумку. Не было желания напиться. Но хотелось постоянно прихлебывать. Алкоголь успокаивал и бодрил одновременно.

Из кабины выпрыгнул молодой человек. Я повернулся к нему.

-Дружище! Дай телефон позвонить. Связи нет совсем.

-Да. Со связью здесь полный швах. Куда едешь?

-Да приехал уже. Ехал в Москву.

-Что-то с мотом?

-Ага. Помер.

-Давно здесь загораешь?

-Хрен знает. Уже и не смотрю.

-Залезай в кабину. Чего на улице сидеть? Холодно.

Я встал с байка и молча пошел к светящейся кабине.

Это был , действительно маленький дом. Тепло, светло, уютно. Работал маленький телевизор. Кофе.

Стало еще тоскливей. Сейчас он поест, поспит и тронется в путь.

Позвонил своим. Связь, к счастью, была.

-Где вы, парни?!

-Потерпи. Из города вырвались. Думаю часика через полтора-два будем.

-Жду вас.

Отдал телефон хозяину дома и тихо выругался.

Мы пили горячий кофе и разговаривали. Я частично рассказал ему историю своего путешествия.

-Слушай. Можно, конечно тебя ко мне погрузить. Водил кликнем. Помогут. Я до Твери довез бы. Но у меня пломбы. На точке проблемы могут возникнуть. Груз вскрыт.

-Не надо. Не хватает тебе еще из-за меня геморой наживать. Мои уже в пути. Дождусь.

Я не стал злоупотреблять гостеприимством. И минут через двадцать поблагодарив за приглашение, вышел на улицу.

Было уже темно. По трассе на большой скорости пролетали большие и маленькие светящиеся дома.

Ну почему? Что я такого сделал или не сделал? Почему мне отрезали путь?!

Пить больше не хотелось. Чтобы не замерзнуть, я стал двигаться. Наматывая круги вокруг стоянки, каждым шагом печатал слова:

«По-че-му-нет-до-ро-ги-в-черрррр-то-ву-сто-ли-цу?!»

Я проторчал здесь, кажется , часов шесть.

Прошло еще сколько-то времени. И по закону, написанному неизвестно кем. В момент окончания нервов, эмоций и сил, произошло то, чего я так ждал. Из темноты выехали фары и остановились около меня, окатив нас с мотоциклом волной белого света.

-Здравствуй, брат.

-Приветствую.

-Ну что? Будем грузиться?

-А без меня можете? Что-то я совсем уж …

-Попробуем. Но вряд ли. Очень он тяжелый.

Пришлось поучаствовать. Закинули байк на прицепчик. Который оказался коротким. Развернули по диагонали. Крепили уже без моего участия.

-Вроде все.

-Слава небесам.

-Ничего не забудь только.

-Да у меня и нет ничего. Вы не против, если я виски в кабину возьму?

-Не вопрос. Тебе можно все.

-Как выяснилось, не все.

-Ты о чем?

-Да ладно. Поехали уже.

Я погладил мотоцикл по заднему крылу и пошел к кабине.

Вырулили со стоянки на трассу.

-Ну все. Теперь вперед. Как ты, брат?

-Да я-то нормально. А вот он …

-Не переживай. Сделаем.

-А сколько ехать?

-Нууу. Часам к двум будем.

-Прям, как по написанному. Я планировал приехать в два. Только дня, а не ночи.

-Выпей . И не парься.

-Только , что и остается.

Говорят, алкоголь примиряет некоторых с действительностью. Меня он не примиряет ни с чем и ни с кем. Я не становлюсь буйным. Но противоречия обостряются. Так же, как жажда справедливости.

Отхлебнул еще и поставил бутылку на пол. Сжал ее ногами, чтоб не перевернулась.

Пить больше не хотелось. За окном было темно и спокойно.

Дорога, особенно ночная способствует размышлениям.

От чего же меня сегодня уберегли? Никогда я этого не узнаю.

«У каждого человека есть выбор…» Сколько раз я слышал эти слова из женских уст.

Почему-то, именно женщины мне часто говорили об этом. Интересно, они действительно в это верили или толкали меня на поступок? На безумство или подвиг. Дабы убедиться в моей решимости и решительности. Или в том, что в любых обстоятельствах я выберу ее? Раз уж мы вместе, то это выбор.

Но я никогда не ходил на руках по парапету набережной, не бегал по краю крыши, не бросался под машину за улетевшей панамкой.

Выбор, выбор, выбор …

Выбирать можно между чем-то и чем-то. И дело не в хорошем или плохом.

Как можно выбрать то, о чем ты ничего не знаешь. По какой дороге идти? А куда они ведут? А какие они? Длинные, короткие, прямые, извилистые, асфальтовые или с ухабами?

Чтоб выбрать, необходимо оценить. Но мы даже не знаем, что с нами будет через секунду. Как мы можем выбрать?

Выбрал пойти направо. А через пять метров кирпич на голову. Ты выбрал или кирпич?

Познакомился с замечательной девушкой. Выбрал. Проснулся без денег, часов, трусов.

Дождь кончился. Солнышко. Тепло и радостно. Одел белые брюки. Лужа, машина …

Надо было выбрать костюм для дайвинга.

Проехали через светящиеся ворота платной трассы. Яркость немного взбодрила.

Вот и Москва.

Сзади на прицепе покачивался мой мотоцикл. Он стоял гордо на своем маленьком постаменте. О чем думал?

А о чем думал огромный камень, который везли на тягаче много лет назад по московскому проспекту? И был ли у него выбор? Хотел ли он стоять на площади под ногами каменной фигуры Ленина?

Нет, братишка! Твоя судьба будет иной. И постамент твой временный. Ты жив. И пока я жив, ты не встанешь на прикол.

Однажды, мы ничего не оценивая и не сравнивая, выбрали дорогу. Не какую-то конкретную. А просто дорогу.

К чему бы ни привел выбор, мы уже не свернем. В том и есть наше безумство, наш поступок, наш подвиг.

Мы вьезжали на пустые московские улицы победителями. Просто, потому что не свернули.

Так есть и так будет!

p,s

В рассказе достаточно слов, незнакмых обывателю далекому от байкерской жизни. Сознательно не даю никаких объяснений. Кому интересно, тот найдет нужные смыслы.