ПРАЗДНИК БЕЗ ХЭППИЭНДА

Сошлись мы с Евгенией быстро. Но  вместе сразу жить не стали. Встречались часто. И много гуляли по городу.

Лето выдалось хорошее. Хотя, точно и не вспомню уже. Но в тот день было тепло и солнечно.

Мы шли по Литейному проспекту. О чем — то болтали. Строили планы. Проголодались. И завернули в первое же кафе.

Название было так себе. «Ирэн».

В другие времена, я и не подумал бы зайти туда. Но, когда люди счастливы, многое становится не важным.

Небольшое стандартное местечко. Чистенько. Без изысков. Всего 6 столиков. Присели за один из них ближе к окну. Сделали заказ. Вдруг к нам подошла женщина и громко радостно поздоровалась. Лицо было очень знакомым. Следом подошел мужчина. Я все сразу понял. Это были мои соседи по дому.

Оказывается, они несколько месяцев назад арендовали это кафе.

Мы с соседями не были дружны. Но регулярно раскланивались и желали друг другу всего доброго.

А здесь общались, как старые  друзья. Был ли в том умысел или по каким — то причинам нам именно в этот день очень обрадовались? Не знаю.

В конце концов, разговор зашел о том, что нашим знакомым надоело заниматься этим бизнесом. И они думают, что с ним делать.

Я заглотил наживку моментально.

На тот момент я уже дошел до состояния отвращения к собственной вечной виноватости в том, что моим работодателям постоянно не хватало денег.

Заведения, в которых мне довелось работать, почему — то не приносили огромной, ожидаемой прибыли при минимальных вложениях. И, опять же, по странному стечению обстоятельств, в этом виновен был именно я.

Вне зависимости, от того, кто прав, кто виноват, мне это надоело.

Хотелось начать делать свое.

Тем более, что я уже, кажется созрел для создания семьи. Которую в последствии необходимо было бы обеспечивать.

Слово за слово. Мы договорились с приветливо улыбающимися соседями об аренде их кафе.

С этого момента началась другая жизнь.

С Женей встречались намного реже. Но она понимала причину. И относилась к происходящему снисходительно.

Все подробности борьбы за выручку описывать нет смысла. Не о том речь.

Был у меня в то время очень хороший приятель. В девяностые ему удалось заработать приличные деньги. Которые он с легкостью вскоре потерял. Но опыт коммерсанта никуда не делся. И он помогал мне, как мог.

Андрей был ярым поклонником футбольного клуба Зенит. Не фаном. А именно тем самым чокнутым болельщиком, беззаветно и самоотверженно любящим футбол и свой клуб.

И так Футбол!

Магическое слово. Просмотры матчей.

Чемпионат подходил к концу. Но впереди оставалась решающая игра. Станет Зенит чемпионом или нет?

Телевизора в кафе не было. Мы разделили обязанности. Я обеспечивал показ трансляции. А Андрюха приход любителей футбола.

Я привез на такси старый большой телевизор типа «гроб». Стул на стол. Проволока, веревочные растяжки, антенна. Ура!!! Показывает. Настроили только один канал Большего и не нужно.

Пиво, гренки, чипсы, орешки. Ничего сложного для просмотра футбольного матча.

Андрей появился сияющий во главе компании своих друзей. Они не были похожи на болельщиков. Но меня это не волновало. Несколько человек зашли с улицы увидев в огромную витрину, уже моего кафе, движуху.

Познакомились. Выпили. Зенит чемпион!

Теперь мы все были одной семьей.

Хронику самого матча я не помню. Но все было хорошо. Позитивная энергия буйствовала в небольшом пространстве заведения.

Перерыв. Пьем, курим. Громко перекидываемся куплетами «кричалок» с припевом: Зенит чемпион!

Среди гостей была очень занятная пара. Два еврея. Внешне отличия выдавали в них мужчину и женщину.

Причем, тот, кто был женщиной своим поведением больше подходил на роль мужа.

Они были очень добродушными и веселыми. И к моему удовольствию, разбавляли футбольные матюги еврейскими анекдотами. Муж был Мишей. Жена Фирой.

Как — то незаметно они оказались в центре болельщицкой компании.

Заявление Миши поставило всех в неловкое положение.

«А вы знаете, что может моя жена?!» — громко спросил он.

Представить, что может это замечательное округленное существо, крашенное в блондинку, с мужскими замашками, было сложно.

В Мишиных глазах сверкнул не добрый огонек маньяка, загнавшего свою жертву в угол между забором и гаражем.

-Фира! Сделаешь?

-Конечно.

Все немного напряглись.

«Что день грядущий нм готооооооовит?» — фальшиво простонал один из посетителей.

«Есть стакан?» — спросил Миша.

Я метнулся к бару и принес пивной бокал.

-Нет. Обычный граненый стакан есть?

-Ща найдем.

Я ушел в кухню. К счастью, там был искомый предмет.

«И так!!!» — встав в центре зала, провозгласил Миша.

-Моя жена на спор выпьет залпом полный стакан водки. Без закуски и запивки.

-Зачем?

-На спор! Я же сказал. Кто готов поспорить?!

Посетители, и так сидевшие, как — то еще сильней присели. О размере ставки никто не спросил.

«Надеюсь, водка за счет заведения?!» — твердым голосом продиклакмировал Миша.

Я кивнул.

Повисла пауза. Желающих спорить не было.

Андрей решил прервать затянувшееся молчание, поняв неуместность этого алкогольного трюка в перерыве футбольного матча. Его спокойствие выдавало то, что он уже не раз был свидетелем побед этого еврейского дуэта.

«Может за Зенит?» — спросил Андрей у Фиры.

До краев налитый стакан стоял перед ней на столе. Спорить никто не хотел. Она понимала, что выливать, уже подаренную водку, обратно было бы идиотизмом с одной стороны. И полным фиаско с другой.

Фира кивнула. Миша сидел молча насупившись. Он не был окрашен в блондинку и оказался большим евреем, чем его жена.

В полной тишине Фира подняла стакан и торжественно поднесла к губам. Глоток. Еще. После четвертого глотка зал взорвался криками и аплодисментами.

Выпив все до капли, Фира, чуть отдышавшись, шепотом сказала: «Зенит чемпион»

Второй тайм.

Все увлеклись игрой. И только Миша не готов был смириться с «поражением». Он пыхтел. вставал со стула. Не впопад что-то кричал о футболе. И улучив момент, когда на поле возникла пауза, (кто — то лежал на траве перекатываясь с боку на бок в страшных муках), вышел «на манеж».

-А спорим, что Фира выпьет еще один!

Разгоряченные гости восприняли эти слова, как тост за Зенит. Никто и не думал спорить.

Зенит побеждал. Эмоции захлестнули всех присутствующих. И Фира уже совсем не трезвая, протянула мне пустой стакан, до сих пор стоявший перед ней.

Миша даже покраснел от возмущения. Это был полный провал. Я с сомнением посмотрел на Андрея, как на третейского судью.

Он спокойно, не отвлекаясь от игры пробурчал: «Да пусть пьет, если хочет.»

Было видно, что сгори все вокруг, кроме телевизора, он бы не отреагировал.

Зениииииииииит! Чемпиоооооооон!!!

Во главе с Фирой все выпили.

Матч закончился. В результате Зенит стал чемпионом.
Крики, аплодисменты. Хаотичное движение. Прыжки. Падающие стулья. Андрей с бешеными глазами и флагом в руках, несущийся навстречу машинам по Литейному проспекту.

И только Фира сидела странно улыбаясь. Я подошел к ней.

-Может такси вызвать?

-Ага. Пора домой. У нас сын дома. Мииииишаааа….

Миша ходил по кафе рассерженным павлином.

«Отправляй ее. Я никуда не поеду.» — сказал еврей не блондинка.

Мы с Андреем вызвали такси и с максимальной аккуратностью погрузили в машину еврея блондинку.

Гулянье продолжалось. Пили, пели, плясали. Но Мишу не отпускало. Он хотел победить.

-Поехали к шлюхам!

-Миша! А деньги есть?

-Есть! Едем! Кто — то знает куда ехать?!

-Ща придумаем.

С телефонами салонов в культурной нашей столице никогда проблем не было. Позвонили по нескольким номерам. Узнали цены. На полчаса уснувший в Мише еврей, снова проснулся и был начеку.

-А что они за эти деньги будут делать?

-Как обычно. Или тебе что-то особенное нужно?

-Чего особенного? Ну что оооонииииии за этиииии деньги будут делать?

-Ну водку стаканами вряд ли пить будут. А что тебе нужно? Ты к шлюхам-то зачем собрался?

-Отомстить.

-Кому? За что?

-А почему ээээээээта женщина…..?

-Миша. Едем или нет?

Зазвонил телефон. Миша гордо отдал его Андрею.

-Это наверняка она. И не подумаю с ней говорить.

Андрей отошел в уголок кафе с телефоном. Звонил сын еврейской пары.

«Миша. Сын звонит. Говорит, что мама плохо себя чувствует» — сказал Андрей максимально внятно, чтобы Миша услышал и понял.

«Нечего водку стаканами жрать!» — заплетающимся языком сказал Михаил.

Через несколько секунд произошло что-то невероятное.

Миша поднял запотевшие очки на лоб и я увидел в почти протрезвевших глазах тревогу. И в тот момент я позавидовал. Как же он о ней беспокоится! Минуту назад он был пьяным обиженным евреем. И вдруг!

«Наверное они очень любят друг друга»-подумал я.

-Такси! Где телефон? Такси! Андрей!

-Вызываю, Миша. Уже вызываю.

Машина приехала быстро. Я пробежал глазами по залу. Вроде ничего не забыли. Андрей помог погрузиться Мише в такси. Сам сел на переднее сиденье. Я извинился, что не могу поехать с ними. Как оставить кафе без присмотра?

Попрощались быстро. Я еще раз поздравил Андрея с победой любимой команды. В след уезжающей машине крикнул: Зенит чемпион!

Когда они приехали домой, Фира была уже мертва.