ТЕБКАМ. ОНИК, АБЫРВАЛГ.

Размышления о том , какую же новую песню сделать, прервал телефонный звонок.

-Слушай Марон, ты когда в театре был?

-Не помню.

-Пойдем в театр.

-Зачем?

-Ты должен это увидеть.

-Что?

-Макбет кино.

-Чтооооооо?

-Ты должен это увидеть. Это круто.

-Судя по названию, мне не надо это смотреть.

-Надо. Обязательно. Ты , как творческий человек, должен это увидеть. Я возьму билеты. Пойдем.

-Бл…ладно…. Посмотрим. (надеясь, что какие-нибудь обстоятельства не позволят мне пойти).

Звонила Анна. Продюсер одного из моих проектов: «Кулинарные репризы».

Язык не повернулся послать к чёрту с театром и спектаклем, название которого кроме отторжения, ничего не вызвало.

Дата спектакля приблизилась вплотную к моему нежеланию о ней помнить. Отменились мероприятия, запланированные на этот день. Стало ясно: придется идти.

Продолжительность спектакля 4 часа.

Необходимость коньяка

под сомнение даже не ставилась.

Джинсы постираны. Пришлось вспомнить, что такое гладить рубашку. Кажется, получилось. У входа в театр был за 10 минут до начала спектакля. Анна опаздывала. Билеты у нее.

Прислала фото билетов. Договорилась с кассирами, что меня пустят по фото.ТЕБКАМ. ОНИК, АБЫРВАЛГ.

Вошел. Гардероб.

-Скажите пожалуйста, куда идти.

-Теперь уже только бельэтаж. Прямо , направо, на третий этаж.

В дверном проеме увидел столики. Кафе. Какого черта я пойду наверх, если кафе здесь? Зашел. Посмотрел цены. Взял кофе. Сижу, пью. В дверном проеме увидел бегущую женщину.

-Стой! Куда бежишь?

Женщина пролетела мимо. Потом вернулась. Запыхавшаяся, улыбающаяся Анна показала в сумке бутылку дорогого коньяка. Я вытащил из кармана фляжку и подал ей. После гонки с опозданием она никак не могла перелить коньяк из бутылки во фляжку. Пришлось помогать. Мастерство не пропьешь.  Но все не поместилось. Отхлебнул коньяк из горлышка, запил остатками кофе. Теперь можно и в зрительный зал.

Продрались сквозь плотные шторы в темноту. Места заняты. Постоим у стеночки.

Через 10 минут я понял, что пора на выход.

Но не решился. Все таки самое начало. Билеты не мной куплены. Уйти было бы просто хамством.

Отхлебнул из фляжки. Не помогло для понимания гениальности, но  стремление выйти притупилось. Смотреть спектакль сверху, в принципе странное занятие. Маленькие фигурки двигаются на сцене, произнося непонятный текст.

С трудом дождался окончания первого акта. Вышли на улицу покурить. Смотрю на людей, стоящих рядом. Пытаюсь по лицам понять их реакцию на увиденное. Безуспешно. Собрался с силами и снова вошел внутрь. Остановился в середине фойе. Присмотрелся к людям. Театральная публика , конечно уже не та, что 30 лет назад. Она не хуже. Она просто другая. Другая одежда, другие лица. Что-то не так. Не понимаю. Прислушался к себе. Есть! Вот оно! Как сильно не соответствует торжественность интерьера своему  наполнению. Как круглое в квадратном или наоборот.

Наглости выпивать в центре фойе не хватило. Хотя запрет был на «пить и есть» только в зрительном зале. Отошли в сторонку. Достали фляжку. Несколько глотков ароматного напитка поддержали боевой дух и отодвинули подальше вопрос: «Какого черта я здесь делаю?»

Пора в зрительный зал. Шестой ряд. Теперь все будет хорошо видно.

Минут через пятнадцать радость от близости сцены начала улетучиваться. Полиэтиленовые пакеты, шинели, какие-то деревянные козлы никак не помогали восприятию долетающих до моих ушей обрывков шекспировских строк. ТЕБКАМ. ОНИК, АБЫРВАЛГ.

Даже не думаю оценивать. Описываю, лишь свои впечатления. Приложился к фляжке.

Врать, что помню наизусть историю Макбет, не буду. О чем пожалел. Глядя на сцену понять, что происходит, мне было не под силу. Стараясь шептать, как можно тише, выдыхал вопросы с запахом коньяка в ухо продюсеру. Она увлеченно смотрела на сцену. Хотя, от коньяка тоже не отказывалась.

Вот ведь великая сила искусства!

Одного приводит к необходимости пьянства. Другого к радостному  и восхищенному выпиванию.

Анна пыталась объяснить мне происходящее. Но оно никак не стыковалось в моей голове.

Увиденное не соответствовало услышанному.ТЕБКАМ. ОНИК, АБЫРВАЛГ.

 Я сознательно не анализирую конкретные сцены и игру актеров. Во-первых, не благодарное это дело. Во-вторых, я не знаю, как анализировать салат оливье. Можно расписать ингредиенты. Но это не салат. Вкусным блюдо становится только, когда его хорошенько замешать и немного настоять. И выковыривать Шекспира из данной режиссуры, как зеленый горошек из оливье, у меня нет абсолютно никакого желания.

Мне всегда было интересно зачем люди переделывают чужое. Могу понять, когда на заводе кто-то криворукий выточил неправильную болванку или сделал косую табуретку. И кого-то пряморукого, в наказание за пьянство или опоздание на работу, заставили переделывать. Тут все ясно. Куда деваться?

У меня есть группа. Играем «каверы». Тоже понятно. Играя чужую хорошую музыку, мы зарабатываем и учимся. Да, что-то меняем. Не копируем «один в один». Но никогда мысли не приходило исполнить первый куплет три раза, потом переодеться на припеве в пижамы  или шинели, и сыграть последний куплет с права на лево, ожидая признания нашей гениальности. Много слышал исполнение классики на электрогитаре и других инструментах. Браво! Музыканты показали свое виртуозное владение инструментами.

Стало традицией для рок музыкантов выступать с симфоническими оркестрами. И снова браво. Это только подтверждает, что рок музыка приобрела статус, в первую очередь музыки.

Но, когда мелко, как крекер покрошив текст Шекспира, перемешав его в мешочке от русского лото, выбрасывают все это на сцену под музыку Майкла Джексона и Битлз….

Кстати, о Битлз. Слышал очень неплохое исполнение музыки Битлз на аккордеоне. Но если бы тот музыкант сопроводил свое выступление фразой: «Я так вижу. Просто британские парни не додумались до этого. А я спустя столько лет понял! Вот оно!». Вместо аплодисментов от меня получил бы одну оценку. Идиот!.

-Ань, дай коньяку

Не отрывая взгляда от сцены, достала из сумочки фляжку.

Голос слева:

-Весь зал уже коньяком пропах

-Плохо пахнет?

-Тсссссссссс…ТЕБКАМ. ОНИК, АБЫРВАЛГ.

Наконец-то снова антракт. Пошли на перекур. На выходе встретил знакомую. Она почему-то была в верхней одежде.

-Привет!

-Привет, привет. Ты все же выбрался в театр. Приобщаешься…

-Приобщаюсь. Понять не могу, к чему.

-Нравится?

-Нет. А ты, смотрю, уже приобщилась. Куда собралась?

-У нас с девочками другое мероприятие.

Вспомнил, что в Мариинском для иностранных туристов дают сокращенный вариант Лебединого озера. Почему здесь так не делают?ТЕБКАМ. ОНИК, АБЫРВАЛГ.

На автомате влил в себя еще немного коньяка. Закурил. Холодный воздух, поглаживая меня по голове, немного успокоил.

Снова в зале. Из темноты появилась пара. Он сидит на стуле. Она на нем. У него спущены штаны. Даже я понял, что они изображают сексуальное слияние. Она встает. Он в трусах. Хмммм…. Что-то я снова не понял. Видимо они начали, разговорились и уснули не успев  раздеться. Он встал. Одел штаны. Начался диалог. Видимо это тоже Шекспир.

Снова пакеты, какие-то деревяшки, нагромождения старой мебели, которую вытащили на сцену, чтобы потом долго убирать.ТЕБКАМ. ОНИК, АБЫРВАЛГ.

Поймал себя на мысли, что не хочу восстанавливать в памяти увиденное. Не вмещает мой мозг всю эту барахолку.

Справедливости ради, скажу, что были сцены интересные. И очень мне понравились три актера. Я бы с радостью увидел их в другом спектакле. И последний акт  был воспринимаем мной. И я уже готов был простить муки своего мозга и тела в предыдущие часы.

Но!

Финал рассеял все сомнения. «Красные башмачки», Майкл Джексон. Снова целиком, пятиминутный танец . В красных пуантах, даже не сделав попытки встать на пальцы.ТЕБКАМ. ОНИК, АБЫРВАЛГ.

По смыслу все понятно. Но по средствам выражения…..

Вспомнился сюжет. АБЫРВАЛГ, АБЫРВАЛГ… Разобрались потом, что это ГЛАВРЫБА. Но для того ли я сидел 4 часа, чтобы это понять?

Аплодисменты. Крики браво.

Поняв, что все кончилось, незамедлительно направился к выходу. И тут же пожалел об этом. Люди ломились к сцене. Было ощущение, что я, как последний дурак прыгнул в реку во время ледохода. Спасли мои габариты и сохранивщаяся крепость тела. Некоторые люди-льдинки ударившись об меня, отскакивали и продолжали движение по течению в сторону сцены. Не дожидаясь спутницы, вырвался на улицу.

Сколько прошло времени не знаю. Но достаточно для того, чтобы мои эмоции улеглись. Я сам для себя решил, что это была просто шутка.

-Куда поедем?

-Все равно.

-Поехали в «Фишку». Я такси уже вызвала.

-Хоть куда.

В «Фишке» народу было мало. Но это не расстроило, а наоборот порадовало. Мне плеснули в стакан коньяку. Я выплеснул несколько фраз по поводу спектакля. Выпил и успокоился.

Люди  говорили на понятном мне языке. И мне было все равно, о чем они говорят. Радовало то, что я их понимаю.

С годами, я точно определил для себя, что нет плохого и хорошего. И все, что со мной происходит, для чего-то мне нужно.

Поживем, увидим, для чего мне нужен был этот поход в театр.