В ГОСТЯХ У ШЕЙЛЫ.

Весело матерясь и помешивая рис, в очередной раз задаю себе вопрос: «Почему, когда работал поваром, все получалось? А дома при варке риса все время не доливаю воды. И он, сука начинает пригорать, не доварившись.»

В кармане толстовки «БУЛЬК». На телефон пришло сообщение.

«Шейла очень хочет с тобой встретиться. Она девушка серьезная возможны интересные предложения!»

Какого хрена? Какая Шейла? К тексту прилагалась черно – желтая афиша с куском лица в треугольнике

.В ГОСТЯХ У ШЕЙЛЫ.

Рис настырно пытался пригореть. Налил в кружку воды из под крана и плеснул в кастрюлю. На! Пей, ненасытный!

Вернулся к переписке, надеясь найти информацию, дающую хоть какое – то понимание происходящего.

Миша (отправитель сообщения) сделал все по – еврейски правильно. Замануха без объяснений.

Мной интересуется девушка. Плюс. Возможны интересные предложения. Тоже плюс. Но ничего конкретного.

Это надо ей или мне?

«Мы покупаем или продаем?»

Пишу Михаилу. Так же по – еврейски, не спрашивая ничего конкретного, пытаюсь прояснить ситуацию.

     — Давай встретимся. Без проблем.

     — Хорошо! там увидимся!))

    — Где там?

    — ??? На афише все написано. Шейла спрашивает, будешь ли выступать?

   — Я так – то на события не хожу. У нее на мероприятии выступать?

   — Марон…. Ну почитай начало. Что не понятно? ул. Маяковского 41 третьего ноября, в 16:00
а позже объявят о знаковом торжественном представлении книги в Доме Книги (Зингера) на Невском)))

Я с кем разговариваю? И с кем разговаривает Михаил? Ситуация не прояснялась.

Я старался не проявлять  раздражения.

Кастрюля с рисом напомнила о себе странным шипящим звуком. Убрал ее с огня голыми руками. В этом деле главное скорость. Чтобы не почувствовать насколько горячо. Налил кофе.

Продолжаем разговор.

— Не понятно. Меня приглашают выступить на этом мероприятии?

— Марон. Тебя пригласили на мероприятие. Чего не понятно?

Выматерился. Пришло время вскрываться. В еврейском диалоге я Мище не конкурент.

— Это понятно. А что про выступление? Не понял. Буду выступать. Не буду…

— Да не надо выступать, зачем усложнять? Можно просто придти. Потом, после пообщаться… если нужны новые знакомства с интересными людьми, которые тобой заинтересовались…

— ???

— Найди ее по ссылке и задай свои вопросы.

Я понял, что проиграл. И  «покупаю» , а не «продаю». Браво, Михаил. Снимаю шляпу.

Прошел по ссылке. Вопросов не стало меньше. Поэтесса. Читает свои стихи. С элементами театрализованного шоу. Одно стало понятно. Это не обычный «порожняк». И стоит пообщаться.

— Добрый вечер. мне Миша дал ссылку на вас. Давайте знакомится. Лучше напрямую, чем через третьи руки.

— На ты. Будешь если, там познакомимся. Медведь-байкер.

Судя по идентификации меня, Шейла пробежалась по моей странице. И составила свое впечатление обо мне.

Ситуация выравнивалась. Я уже не только «покупал», но и немного «продавал».

Увидев открывшийся «проход через границу»,  устремился туда.

— Был вопрос по выступлению.  Я не понял о чем речь. Буду ли  выступать…..

— Марон. я люблю экспромты и самотёк. Даже бенефисы при полных переаншлагах проходят совершенно спонтанно. В этом и цимес. Так что забудь вопрос и просто приходи, если свободен.

Я понял, что более ничего из этой беседы вытянуть не удастся. Еще немного поговорили. Побросались друг в друга, как в школе тряпкой для мытья доски, своим творчеством. Пошутили, посмеялись, разошлись.

Решил, что если все сложится, приду. Давно не посещал ничего подобного. В конце концов, никто меня не остановит, если захочу уйти.

В обозначенный день мои планы начали меняться неожиданно. И все сложилось так, что именно к 16.00 я должен был оказаться в непосредственной близости от салона, где состоится презентация.

«Идтить, так идтить».

Как говорил Громыхало в «На войне, как на войне».

Погодка наша. Что – то сыпется сверху, подтекает снизу. Ветерок. Иду, как идиот, уткнувшись в телефон. По навигатору. Знай и люби свой город. Направо? Налево?. Вижу небольшую тусовку у характерных дверей.

В центре невысокий человек, одетый в какой – то светлый балахон. В блестящих ботинках и штанах с опущенной мотней. Не мальчик, не девочка. Хрен поймешь.

Не люблю таких. Будь они сто раз творцами.

Сознательно прохожу мимо. Останавливаюсь чуть в отдалении. Покурить. Оценить обстановку.

— Марон. Я вас узнала.

— Добрый вечер.

Узнала, так узнала. Будем считать, что познакомились.

Дальше что? Кто я здесь? Кто все эти люди?

Нам придется жить вместе в небольшом пространстве. Судя по всему, не один час.

Бывал я много раз на подобных мероприятиях. В союзе художников. В галереях. Но  очень давно. И скажем прямо, наполнение пространства было совсем другим. Там была довольно однородная публика. Разная, но понятная.

Авторы, поклонники, журналисты и тусовщики, пришедшие на халяву выпить шампанского и хапнуть чего – нибудь с фруктовой тарелки. Может засветиться в кадре культурных новостей.

Теперь же создалось ощущение, что веником по углам смели остатки тех тусовок. И сбросили с совочка по указанному адресу.

Радостно видеть, что есть достаточное количество людей, читающих. Готовых в выходной приехать на презентацию книги стихов. Хотя, сложно сказать, сколько бы их было при условии платного входа.

Но не об этом я сейчас.

Никакой общности не наблюдалось. Ни во внешнем виде, ни в поведении, ни во взгляде. Все абсолютно разные.

 Стало ясно, что объединяет их, не любовь к поэзии, а конкретная личность. Тот самый человечек в светлом балахоне.

Шейла.

С трудом находя себе место в пространстве, постоянно оказываясь у кого – то на пути, стараюсь органично вписаться в это броуновское движение. Безуспешно. Выручили физиологические потребности. Пошел искать туалет. Появилась цель. Она добавила уверенности. Точности в движениях и осмысленности во взгляде.

Убил некоторое количество времени. Вернувшись, увидел свободное кресло в углу. Вот оно! Теперь я в крепости.

Полистал буклет. Там подробно рассказывали из чего нужно пить , есть. В принципе, как жить, чтобы не убивать природу и приносить доход авторам данного проекта.

Достать из заднего кармана газету Советский спорт, не решился. Я и так ощущал себя мухой в супе. А потрепанная газета в моих руках стала бы уже вызовом.

Наконец, началось. Вжал себя в кресло.

Сначала голова хотела оторваться  и выкатиться через открытую дверь на улицу. Отключил голову. Задергалась нога. «Спокойно, Ипполит. Спокойно!»

Угол обстрела моего взгляда был таков, что я не видел происходящего на «сцене». Я слушал. Этого мне было вполне достаточно. Кто-то плохо читал стихи Шейлы.

Объявили танцоров. Сообщив присутствующим, что это удивительные, замечательные и еще какие – то артисты.

Вытолкнул себя из кресла. Очень хотелось посмотреть на это выступление. Красивая, позитивная пара. Мальчик и девочка с горящими глазами исполнили несколько несложных поддержек. Немного пошевелив ногами и руками, стараясь делать это синхронно и параллельно, заслужили бурные аплодисменты.

Они, действительно красивы. Но к хореографии и  сказанным громким словам, происходящее имело очень отдаленное отношение.

Вернуться в кресло я не мог. Место было уже занято.

Я стоял в дверях напротив сцены. И боролся с желанием уйти.

 Еще читали стихи. Старательно. Увлеченно. Эмоционально.

Но я то здесь при чем? Что я здесь делаю?

 Спасал ответ на все времена и ситуации.

Наверное, зачем – то мне это нужно.

 Вышли дети с музыкальными инструментами. Оценивать их нет смысла. Дети и дети. Побаловались. Взрослые громко похлопали.

Кто – то еще….. Наконец, закончилось первое отделение. Во тором обещали джаз, позволив всем покурить 15 минут.В ГОСТЯХ У ШЕЙЛЫ.

Во первой части Шейла обратила внимание присутствующих на меня. «Под сигаретку» ко мне начали подходить какие – то люди интересуясь:

«Кто вы? Где вы?»

Вопросы неожиданно поставили меня в тупик. Не то чтобы я не знал кто я. Но представить себя внятно парой, тройкой фраз  не мог. Это раздражало. Что – то бурча, я ждал окончания перекура.

Во втором отделении выступала уже сама Шейла. В сопровождении саксофониста и фонограммы.В ГОСТЯХ У ШЕЙЛЫ.

Ничего не понимаю. Хороший саксофонист. Хорошая музыка. Шейла хорошо читает свои стихи. Театрально. С хорошим движением. Лаконичная пластика. Ничего лишнего. Зачем были все эти люди в первом отделении?!

Тщеславие? Возможно. Смотрите, как они меня любят. Как они все любят мои стихи. Как вариант. Слабенький, конечно.

Но помня о том, что все творческие люди тщеславны, с натяжкой можно его принять.

Сколько бы Шейла не рядилась в непонятные «ОНО» образы, Она женщина. А именно женщины, «выходя в свет», берут подругу пострашней, чтобы блистать на ее фоне. Тоже версия.

Или какой – то неведомый мне режиссерский ход?  

Но я его не понял.

Мне тоже довелось прочитать одно из ее стихотворений. Шейла столько раз обращала внимание своих поклонников на меня, что оставаться в дверях было просто глупо.  Ружье, висящее на стене, должно  выстрелить. Иначе это не ружье, а муляж. Роль муляжа или манекена точно не моя.

 Свой выход отработал на четверку. Повеселил народ. Прочитал стих. Жаль, зрение  подвело.

Презентуемая книга, из экономии напечатана мелким шрифтом. Но это уж издержки современности.В ГОСТЯХ У ШЕЙЛЫ.

Сказал об этом и подумал: «Может хорошо, что все больше ценится малое. Маленькие книжки. Короткие стихи. Взгляд, вздох. Пара шагов. Выступления в маленьких залах. Где глаза в глаза.»

Действо кончилось. Люди встали в очередь за книжками и автографами. Я ушел не прощаясь.

Не стоять же в очереди.В ГОСТЯХ У ШЕЙЛЫ.

Пошел жить дальше, получив урок терпения.

Ведь и воды я в рис наливаю недостаточно, надеясь, что он так быстрей закипит и сварится. А он не желает.

Хочешь получить вкусное и правильное блюдо? Терпи. И жди готовности.

Конечно, можно новый год отмечать летом. Салат настрогать. Шампанского бахнуть. Елку украсить. Ну не то! Хоть обнюхайся мандаринами! Не то!!!

Спасибо, Шейла за приглашение и угощение.

Я потерпел, получил, переварил.

Расстройства желудка не случилось.

А значит в прок.